Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2013 год | Статьи из номера N10 / 2013

Кибертерроризм и национальная безопасность

Паненков А.А.,
с. н. с. НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации

Обеспечение внутреннего и внешнего контура национальной безопасности России невозможно без активизации противодействия терроризму, его финансированию и кибертерроризму. В этой связи важно укрепление международного сотрудничества в борьбе с кибертерроризмом и совершенствование национальных законодательств в этой сфере, что является одним из важнейших направлений деятельности всех государств, их правоохранительных органов и спецслужб, включая Россию.

В одной из статей о терроризме, опубликованной в США, была такая фраза: «…Если и есть что-то, что ФБР ненавидит больше, чем Усаму бен Ладена, так это то, когда Усама бен Ладен начинает пользоваться Интернетом…»(1).

Имеется развернутая международная правовая система по борьбе с терроризмом и кибертерроризмом. В п. 12 подп. «а» разд. 2 «Меры по предотвращению терроризма и борьбе с ним» Глобальной контртеррористической стратегии ООН (Резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи) отмечено, что важно «изучения путей и средств: координации усилий, предпринимаемых на международном и региональном уровнях в целях борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях в сети Интернет; использования сети Интернет в качестве инструмента борьбы с распространением терроризма, признавая при этом, что государствам может потребоваться помощь в этих вопросах»(2).

В международных документах ОБСЕ по борьбе с терроризмом(3), в частности в Консолидированной концептуальной базе ОБСЕ для борьбы с терроризмом говорится о развитии и многогранности террористической угрозы: «Учитывая, что террористическая угроза многогранна и эволюционирует, ОБСЕ будет и впредь проявлять гибкость в своем выборе рассматриваемых тем и реагировании на различные озабоченности и потребности широкого круга ее участников в области борьбы с терроризмом.


(1) Терроризм в Интернете [Электронный ресурс]. URL: saferunet.ru/ruaos/stories/detail.php?SECTION_ID=136&ID=982 (дата обращения: 09.06.2011).
(2) Глобальная контртеррористическая стратегия ООН. Резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи [Электронный ресурс]. URL: un.org/russian/terrorism/strategy_resolution.shtml (дата обращения: 17.02.2013).
(3) Решение № 3/04 Совета министров, Борьба с использованием Интернета в террористических целях (MC. DEC/3/04/Corr.1), 7 декабря 2004 г. Решение № 7/06 Совета министров, Противодействие использованию Интернета в террористических целях (MC. DEC/7/06/Corr.1), 5 декабря 2006 г. [Электронный ресурс]. URL: osce.org/ru/pc/98542 (дата обращения: 17.02.2013).


При рассмотрении вопроса о будущей контртеррористической деятельности ОБСЕ особый упор будет сделан на следующих стратегических направлениях согласно принятым в рамках ОБСЕ соответствующим антитеррористическим обязательствам и существующим мандатам: противодействие использованию Интернета в террористических целях…»(1).

Участники Совета Россия – НАТО (СРН) 23 апреля 2013 г. обсудили вопросы безопасности и в виртуальном пространстве. С. Лавров выступил с идеей совместного укрепления  кибербезопасности. «Это важно в целях борьбы с террористическими сетями, хакерами, другими злоупотреблениями в сети», пояснил министр, заметив, что госсекретарь США Джон Керри идею поддержал. Следует отметить, что ранее оба государства, как правило, расходились в подходах к обеспечению безопасности в сети(2).

Практика борьбы с кибертерроризмом за рубежом
В интернет-СМИ можно найти кричащие заголовки о том, что США готовятся к кибервойне. «Обсуждение проблемы киберугроз происходит в достаточно парадоксальной обстановке… Конгресс и Белый дом не могут договориться об ослаблении последствий плана жесткой экономии, разведка рискует недополучить около 4 млрд долларов в бюджет, который только в 2013 году сократится на 7%. Что касается превентивных кибератак для защиты своих интересов, американское руководство не исключает, что, прежде чем осуществить подобную атаку, будут предприниматься дипломатические шаги, так как подобный сценарий чреват серьезными последствиями для атакуемого государства, в том числе и в гуманитарном плане»(3).

По мнению зарубежных экспертов, выявлен ряд проблемных вопросов по противодействию кибертерроризму. Например, американские полицейские называют следующие проблемы в борьбе с кибертерроризмом: недостаток квалифицированных кадров, пробелы в законодательстве (противоречия и нечеткость формулировок американского законодательства, в частности понятий экстремистской и террористической информации); технологические трудности; недостаточное международное сотрудничество. В целом зарубежные специалисты исходят из того, что основной проблемой в сфере борьбы с киберпреступностью является сложность идентификации виновных лиц и оценки масштаба последствий преступного деяния.

Экономически развитые государства вырабатывают систему противодействия кибертерроризму. Так, Пентагон планирует возможные превентивные кибератаки для защиты американских стратегических интересов.

(1) Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. 7 December 2012. Постоянный совет. Решение № 1063. Консолидированная концептуальная база ОБСЕ для борьбы с терроризмом. Раздел «Стратегические направления контртеррористической деятельности ОБСЕ». Пункт. 17. 934-е пленарное заседание PC Journal No. 934, пункт 1 повестки дня [Электронный ресурс]. URL: osce.org/ru/pc/98542 (дата обращения: 17.02.2013).
(2) 24 апреля 2013, 03:04 (мск). Политика. Газета «Коммерсантъ» [Электронный ресурс]. URL: news. mail.ru/politics/12863353/ (дата обращения: 24.04.2013).
(3) Соединенные Штаты готовятся к кибервойне. Первое и единственное русскоязычное сетевое издание о странах СНГ и Содружестве в целом (дата обращения: 15.03.2013). ИноПресса. Пентагон планирует возможные превентивные кибератаки для защиты американских стратегических интересов, сообщает Стефан Бюсар читателям Le Temps [Электронный ресурс]. URL: nak.fsb.ru/nac/media/review/antiterror/detail.htm! id%3D10290258%40cmsArticle%26m%3Dv.html (дата обращения: 18.03.2013).


Выступая перед Конгрессом  США, директор национальной разведки США Джеймс Клеппер назвал кибератаки более опасными для Соединенных Штатов, чем исламский терроризм…»(1).

В настоящее время Министерство общественной безопасности КНР совместно с Верховным народным судом и Верховной народной прокуратурой осуществляет разработку правового документа для определения мер осуждения и наказания за хакерство.

Эксперты отмечают, что для «решения проблем борьбы с киберпреступностью объединяются международные сообщества. Свидетельством тому является проходившее в апреле 2012 г. совещание в Астане стран – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где был подписан Протокол о сотрудничестве, который определил основные направления взаимодействия МВД России и министерств общественной безопасности стран ШОС на ближайшую перспективу, а также были определены меры по борьбе с преступностью в сфере информационных технологий и противоправного пользования интернетом»(2).

Киберпреступность – это особая преступность, для предупреждения и противодействия которой требуется создание специальных подразделений. Например, решением премьер-министра Израиля было создано специальное подразделение по борьбе с кибертерроризмом в целях отражения кибератак, которые могли парализовать системы жизнеобеспечения страны.

В ходе специальной операции по нейтрализации Усамы бен Ладена американским спецслужбам (2) мая 2011 г. удалось захватить в том числе его электронный архив, который поможет раскрыть источники и каналы финансирования, структуру и социальную базу, цели и задачи участников террористической организации, перспективные планы по организации и проведению террористических атак. «Обширный архив ликвидированного в начале мая «террориста номер один» Усамы бен Ладена изучен уже на 95%, сообщили агентству Associated Press источники в американских спецслужбах. Массив документов, изъятый из дома бен Ладена в пакистанском городе Абботабаде, заполняет пробелы в знаниях о международной террористической организации «Аль-Каида» – теперь становится понятнее, как деятели Аль-Каиды работают, что думают и какие места занимают в организации.

Но кое в чем бен Ладен оказался хитрее экспертов – некоторые его шифры до сих пор не удается раскрыть. Работу по расшифровке, переводу и анализу документов больше месяца ведут эксперты под руководством ЦРУ. Как ранее сообщалось, это миллионы страниц текстов, десятки тысяч фото- и видеофайлов. Среди них – дневник бен Ладена, пять компьютеров, 10 жестких дисков и 110 флэш-карт»(3).

Использование Интернета террористами существенно усиливает их разрушительный потенциал и человеконенавистнические позиции.


(1) Соединенные Штаты готовятся к кибервойне [Электронный ресурс]. URL: nak.fsb.ru/nac/media/review/antiterror/detail.htm! id%3D10290258%40cmsArticle%26m%3Dv.html (дата обращения: 18.03.2013).
(2) Овчинников О.А. Научное обеспечение правоохранительной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации : проблемы и перспективы // Административное право и процесс. – 2012. – № 4.
(3) Американцы изучили 95% архива бен Ладена: кое в чем «террорист номер один» оказался хитрее ЦРУ. Интернет-агентство NewsRu.com 09.06.2011 15:48:00 [Электронный ресурс]. URL: nak.fsb.ru/nac/media/review/antiterror/detail.htm! id%3D10289048%40cmsArticle%26m%3Dv.html (дата обращения: 13.06.2011).


В борьбе с использованием Интернета в террористических целях представляет интерес опыт разведки МИ-6 из Великобритании. Британская разведка взломала один из сайтов террористической группировки «Аль-Каида». «Вместо инструкций по сбору самодельной бомбы сотрудники МИ-6 разместили рецепт приготовления  пирожных. Автором пособия по изготовлению бомб, предположительно, является радикальный исламский клирик Анвар аль-Авлаки…»(1).

В террористическом акте в Бостоне (США) на марафонском пробеге 15 апреля 2013 г.  правоохранительными органами и спецслужбами США подозреваются бывшие граждане России(2). Оставшийся в живых Джохар Царнаев признал свою причастность к взрывам 15 апреля 2013 г., в результате которых погибло 3 человека, более 250 ранено. 19-летний обвиняемый в организации взрывов на бостонском марафоне объяснил следователям, что на такой шаг его с братом подтолкнули американские войны в Ираке и Афганистане», – написала WP(3). При организации и подготовке этой террористической атаки в Бостоне с помощью двух самодельных взрывных устройств в виде снаряженных металлическими частями скороварок, не обошлось без компьютеров, компьютерных сетей, Интернета.

Практика борьбы с кибертерроризмом в России
В оценке нынешней ситуации по борьбе с кибертерроризмом важно мнение экспертов. Например, по «данным Бюро специальных технических мероприятий МВД России, в конце 1990-х гг. было 10–12 преступлений в сфере высоких технологий и носили они в основном хулиганский характер. Однако начиная с 2005 г. ежегодно в нашей стране фиксируется порядка 15 тыс. подобных преступлений.

Ущерб от указанных новых видов преступлений исчисляется триллионами долларов и постоянно растет»(4).

И.М. Рассолов отмечает, что «возможность анонимного присутствия в Сети позволяет скрыть подлинные имена автора, источника и лица, разместившего информацию. Примером могут служить интерактивные «гостевые книги», которые открываются на сайтах для выражения мнения посетителей по данной теме в качестве одной из форм изучения общественного мнения. Найти автора «мнения», как правило, не представляется возможным»(5).

Эксперты приходят к выводу о том, что «кибертерроризм – это реальная угроза, причем существующая, по крайней мере, уже пару десятилетий»(6).

Трудно не согласиться с начальником сектора правовых экспертиз Е. Старостиной, которая полагает, что «терроризм давно уже стал международным, или транснациональным преступлением, то и кибертерроризм (в литературе его еще называют «информационный терроризм», «компьютерный терроризм», «высокотехнологичный терроризм») уже вышел на мировую арену в качестве особенно опасного явления, поэтому к нему часто добавляется определение «международный»…»(7).


(1) Британская разведка разместила на сайте Аль-Каиды поваренную книгу. Голос России, 3 июня 2011, 16:54 [Электронный ресурс]. URL: news.rambler.ru/10107798/photos/26446047/ (дата обращения: 12.06.2011).
(2) Предполагаемый бостонский террорист Царнаев в 2012 году летал в Россию. НТВ вчера, 23:49. США [Электронный ресурс]. URL: news.rambler.ru/18703840/ (дата обращения: 20.04.2013).
(3) URL: news.mail.ru/incident/12862250/?frommail=1. 24.04.2013.
(4) URL: itartass.ur.ru/news/TicU23911.
(5) Рассолов И.М. Право и Интернет. Теоретические проблемы. – 2-е изд., доп. – М. : Норма, 2009. {КонсультантПлюс}.
(6) Кибертерроризм. Реальна ли угроза? [Электронный ресурс]. URL: cprspb.ru/bibl/forein/1.html. (дата обращения: 18.02.2013).
(7) Е. Старостина, начальник сектора правовых экспертиз отдела «Информационная безопасность» ЗАО «АНДЭК» Подход к выработке единого понятия «кибертерроризм».


Известные криминологи отмечали, что в «последние годы увеличивается число публикаций о так называемом кибертерроризме – явлении, характеризующемся  тем, что компьютерные преступления становятся элементами террористической деятельности(1).

Для нас важна оценка отечественными военными специалистами проблем борьбы с кибертерроризмом. Первый заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил России А.Г. Бурутин, выступая на 10-м Инфофоруме, уточнил, что «в современной войне важно добиться технологического и информационного превосходства, для чего уже недостаточно иметь хорошо вооруженную армию.

Нужно еще сохранить возможности управления ею и координации действий ее подразделений. В то же время основная задача современной войны заключается уже не в том, чтобы вывести из строя боевые силы противника, а в том, чтобы подавить его системы управления. А этой цели можно добиться без использования дорогого оружия, но с помощью более дешевых высоких технологий общего назначения, которые к тому же можно использовать не только в военное, но и в мирное время.

Поэтому некоторые иностранные государства взяли курс на ведение информационных войн…»(2).

Важны не только мнение экспертов в оценке нынешней ситуации по борьбе с кибертерроризмом, но и анализ статистических данных по преступлениям в сфере компьютерной информации.


(1) Долгова А.И. Криминология. – М., 2010. – С. 846; Льюис Дж. А. Оценка риска кибертерроризма, кибервойн и других киберугроз. Терроризм в России и проблемы системного реагирования. – М., 2004.
(2) Коржов В. Электронное правительство против кибертеррористов // Computerworld Россия. – 2008. – № 4.
(3) Таблица составлена младшим научным сотрудником отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, юристом 2 класса О.А. Астафьевой.


Анализ табл. 1 позволяет сделать вывод о высокой латентности преступлений в сфере компьютерной информации (кибертерроризм является сегментом киберпреступности), четко просматриваемой динамики снижения выявляемости как преступлений, так и лиц, их совершивших. Наибольшей латентностью обладают нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274 УК РФ). В 2012 г. количество зарегистрированных преступлений в сфере компьютерной информации по сравнению с 2007 г. уменьшилось в 2,6 раза, по выявленным лицам – в 1,4 раза.

Специалисты в области борьбы с компьютерными вирусами отмечали, что «люди, действительно заинтересованные в проведении масштабных терактов, скорее всего, сейчас не обладают достаточными навыками и техническим обеспечением для проведения серьезных кибератак, однако это, предупреждает эксперт, не должно успокаивать. Необходимые технологии можно купить или украсть, а специалистов – захватить, запугать или заставить. И в этом смысле уследить за орудием потенциальных кибертеррористов куда сложнее, чем за ядерными материалами. «Ядерные боеголовки на флэшке не пронесешь, – объясняет Евгений Касперский, – в смысле слежения это более безопасные объекты, которые требуют транспортировки и которые можно перехватить. Программные атаки не видно, их можно доставить через Интернет, они не светятся на рамке металлоискателя, это гораздо опаснее…»(1).

Далее Е. Касперский уточнил, что «новые масштабы приобретает кибершпионаж, и не только промышленный. Массированным хакерским нападениям уже не раз подвергались не только компьютерные сети правительств разных стран, в том числе Пентагона, но и корпорации, занимающиеся производством оружия, подводных лодок и атомных реакторов…»(2).

Для организации эффективного противодействия кибертерроризму важно изучить данное явление, выявить причинный комплекс его существования, причины и условия, способствующие его росту в мире и в России; выработать единый понятийный аппарат, создать и проанализировать следственную и судебную практику. В этой связи важны оценки специалистов.

Например, А. Сухаренко, обоснованно отмечает лавинообразный рост киберпреступности с начала ХХI в. «Выступая на международной конференции в Париже (сентябрь 2010 г.), глава Интерпола Рональд Ноубл сообщил, что если в 1998 году так называемых экстремистских интернет-сайтов насчитывалось всего 12, то к 2006 г. их стало около 4,5 тыс… Согласно Прогнозу чрезвычайной обстановки в 2012 году МЧС России возможны хакерские атаки на энергетические и коммуникационные сети России с целью вывода их из строя и создания условий для техногенных ЧС. Поскольку Россия идет по пути развития и внедрения автоматизированных и  информационных технологий в различные области народного хозяйства, то вопрос борьбы с кибертерроризмом является насущной задачей»…»(3).

Реальны хакерские атаки и в текущем 2013 г.
По нашему мнению, лидирующие позиции по противодействию кибертерроризму в России должны быть отведены спецслужбам и правоохранительным органам.

(1) Евгений Касперский: «Кибертерроризм – это реальность». Николай Воронин. 3 ноября 2011 г., 04:58 GMT 08:58 MCK [Электронный ресурс]. URL: bbc.co.uk/russian/science/2011/11/111102_kaspersky_cyberterrorism_warning.shtml (дата обращения: 15.03.2013).
(2) Там же.
(3) Сухаренко А. Интернет на службе террористов // ЭЖ-Юрист. – 2012. – № 46. {КонсультантПлюс}.


14 февраля 2013 г., выступая на расширенном заседании коллегии ФСБ России, посвященном итогам работы службы в 2012 г., Президент РФ В.В. Путин отметил: «…Прямая связь экстремистских и террористических группировок очевидна. Поэтому при нейтрализации разного рода экстремистских структур нужно действовать максимально решительно, блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности современных информационных технологий, ресурсы Интернета, социальных сетей… Уже в ближайшее время нужно сформировать единую систему обнаружения, предупреждения и отражения компьютерных атак на информационные ресурсы России…»(1).

Исследователь проблем борьбы с киберпреступностью и кибертерроризмом Т.Л. Тропина еще в 2005 г. отмечала, что мы живем в эпоху «информационного общества, когда компьютеры и телекоммуникационные системы охватывают все сферы жизнедеятельности человека и государства. Сегодня жертвами преступников, орудующих в виртуальном пространстве, могут стать не только люди, но и целые государства. При этом безопасность тысяч пользователей может оказаться в зависимости от нескольких преступников. Количество преступлений, совершаемых в киберпространстве, растет пропорционально числу пользователей компьютерных сетей, и, по оценкам Интерпола, темпы роста преступности, например, в глобальной сети Интернет, являются самыми быстрыми на планете…»(2).

Андрей Солдатов из Исследовательского центра Agentura.Ru обоснованно отметил, что «в России было всего две успешные попытки взлома сайтов со стороны чеченских террористов. 13 декабря 1999 г. террористы, именующие себя «князьями тьмы» и «ангелами свободы», повредили страницу агентства ИТАР-ТАСС в Интернете. Они сообщили в электронном письме, что таким образом выражают протест против войны в Чечне и «убийства мирных чеченцев». 11 февраля 2000 г. была атака хакеров на сайт РосБизнесКонсалтинга, когда посетители сайта могли вместо привычной главной страницы видеть текст, написанный от имени чеченских террористов и содержащий угрозы в адрес России и лично и. о. президента России. Текст провисел на сайте не более пяти минут…»(3).

Важна позиция представителей спецслужб государств в противодействии использованию Интернета в террористических целях. Например, к выводу о том, что Интернет стал «университетом» для террористов и радикалистов, пришли на совещании руководителей мировых спецслужб, которое проходило в Екатеринбурге в июне 2010 г. «… Всемирная паутина становится не только средством вербовки новых членов, но и площадкой для проведения террористами финансовых операций… Эксперты же отмечали, что террористы активно используют технологические достижения развитых государств для того, чтобы разрушать их же культуру.

На одной из площадок обсуждались проблемы использования террористами Интернета и угрозы радикализации населения. Для Российской Федерации эти вопросы особо актуальны в преддверии зимней Олимпиады в Сочи, что признал и директор ФСБ России А.В. Бортников. Так, он отметил, что есть информация о планах по срыву Игр 2014 г.: «Отчетливо звучат намерения ряда бандглаварей разыграть аналогичный сценарий в преддверии зимней Олимпиады 2014 г. …наши противники используют новейшие средства подготовки, и необходимо знать о методах, которые террористы используют».


(1) Владимир Путин выступил на расширенном заседании коллегии ФСБ, посвящённом итогам работы службы в 2012 г. [Электронный ресурс]. URL: президент.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/17516 (дата обращения: 16.02.2013).
(2) Тропина Т.Л. Киберпреступность: понятие, состояние, уголовно-правовые меры борьбы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Владивосток, 2005.
(3) Андрей Солдатов. Исследовательский центр Agentura.Ru. Кибертеррор: оценка угроз [Электронный ресурс]. URL: sec4u.ru/text/1-analist/777/index.shtml (дата обращения: 18.02.2013).


Начальник департамента по борьбе с терроризмом Министерства общественной безопасности Китая Ли Юаньчжэн отметил, что террористы готовили пять терактов, которые планировалось устроить на Олимпиаде 2008 г., но их удалось предотвратить.

По его мнению, в настоящее время налицо «новая динамика по форме и методам у террористов»… Глава ФСБ РФ Александр Бортников, между тем, прогнозирует усиление террористической активности для большинства стран вне зависимости от их экономического развития, военного потенциала и модели государственного устройства. Международные террористические структуры интегрируются между собой, меняют стратегию и тактику своих действий. Они стремятся завладеть новейшими технологиями, получить доступ к элементам оружия массового поражения…»(1).

Участники организованных преступных формирований террористической направленности в России уже давно стали использовать новейшие достижения науки и техники в своих преступных целях: компьютеры, сотовую связь, Интернет.

Достаточно изучить сайт «Кавказ-центра» и размещенную на нем информацию, фотографии.

Киберпреступность и кибертерроризм, как один из ее наиболее опасных сегментов, требуют разработки системы профилактики. 18 мая 2011 г. в Сколково Президент РФ поручил руководству МВД России и ФСБ России встретиться с представителями интернет-сообщества для обсуждения юридических и технических аспектов противодействия кибератакам.

Анализ российского законодательства по противодействию терроризму позволяет выделить ряд нормативных актов, в которых употребляется термин «кибертерроризм». В соответствии с п. 45 Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ Д.А. Медведевым 5 октября 2009 г., «приоритетным направлением кадровой политики государства является подготовка специалистов в специфических областях противодействия терроризму, в том числе кибертерроризму…»(2).

В то же время в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной Президентом РФ 13 мая 2009 г., термин «кибертерроризм» отсутствует(3). Этот термин также отсутствует в Уголовном кодексе РФ и Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»(4).


(1) Интернет признали «университетом» современного терроризма. 20.01.2011 (14:22) nakanune.ru [Электронный ресурс]. URL: terrorunet.ru/analitic/details/newsdetail.html?n_no=90 (дата обращения: 09.06.2011).
(2) «Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации». Пункт 45. Кадровое обеспечение противодействия терроризму осуществляется по следующим основным направлениям: а) подготовка и переподготовка сотрудников, участвующих в противодействии терроризму; б) антитеррористическая подготовка сотрудников федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, участвующих в рамках своих полномочий в противодействии терроризму; в) антитеррористическая специализация сотрудников негосударственных структур безопасности с учетом специфики решаемых ими задач; г) подготовка специалистов в специфических областях противодействия терроризму (противодействие идеологии терроризма, ядерному, химическому, биологическому терроризму, кибертерроризму и другим его видам); д) создание экспертно-консультативных групп из числа представителей субъектов противодействия терроризму, обладающих специальными знаниями и навыками // Российская газета. – 2009. – № 5022.
(3) archive.kremlin.ru/text/docs/2009/05/216229.shtml (дата обращения: 18.02.2013).
(4) Российская газета. – 2012. – 17 февр.; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. – № 4.


Информационно-правовые системы «КонсультантПлюс» и «Гарант» не содержат сведений о судебно-следственной практике или решениях судов по кибертерроризму, отсутствуют такие данные и в Интернете.

Интернет и финансирование терроризма
Для России, как и для других государств, актуальным является вопрос о противодействии финансированию организованной террористической деятельности с использованием сети Интернет. В этой связи представляет интерес мнение зарубежных экспертов. Например, консультант по вопросам информационной безопасности Том Келлерман заявил о том, что многие террористические группы и криминальные синдикаты сейчас используют киберпреступность для финансирования своей деятельности. По его словам, террористические группы, такие как Аль-Каида, используют Интернет в качестве инструмента для приобретения средств и кредитных линий, с помощью которых можно поддерживать их физические инициативы…»(1).

Можно привести конкретный пример сбора денежных средств для организации террористической деятельности в России с помощью Интернета. Этот факт имел место даже не в субъекте СКФО, а в Красноярском крае. «…Для сбора средств Заккиева выложила в открытый доступ номер карты Сбербанка («с нашего счета деньги будут перечисляться на счет сестер, и будут отчеты»), мобильный телефон и номер «Яндекс-кошелька». Если денег нет, Заккиева предлагала помочь «сестрам» продуктами или одеждой – для этого нужно было отправить ей личное сообщение. Следующие записи от Заккиевой были посвящены исключительно отчетам о поступлении денег. В УФСБ утверждают, что Заккиева собрала более миллиона рублей. Причем деньги, как сообщается, шли вовсе не на помощь вдовам, а на подкуп чиновников, занимающихся делами задержанных или осужденных террористов…»(2).

Противодействие использованию Интернета в террористических целях особенно актуально для субъектов СКФО России.

Одним из направлений совершенствования борьбы против использования Интернета в террористических целях может стать изучение опыта других государств по борьбе с терроризмом в Интернете как в дальнем3, так и в ближнем зарубежье.

Можно привести конкретный пример того, как отсутствие согласованных действий  правоохранительных органов и спецслужб по борьбе с использованием Интернета в  террористических целях приводит молодых людей из ближнего зарубежья на скамью подсудимых. 21 июля 2011 г. секретарь Совета Безопасности Республики Ингушетия А. Котиев и уполномоченный по правам человека республики Д. Оздоев вместе с руководителем комиссии по адаптации боевиков, первым вице-премьером Республики Дагестан Р. Курбановым, посетили СИЗО в г. Махачкале, где содержатся граждане Республики Казахстан, ранее обратившиеся за помощью в комиссию.


(1) anti-malware.ru/node/2033 (дата обращения: 01.02.2010). Бегишев И.Р. Материалы и публикации о безопасности. Безопасность России: вопросы противодействия кибертерроризму. naukaxxi.ru/materials/298/ (дата обращения: 18.02.2013).
(2) Козлов Вячеслав. Кошелек террористов нашли в интернете. В Красноярском крае арестована девушка, которая, как утверждается, собирала деньги «ВКонтакте» для поддержки террористов. 26.03.2013, 21:07 [Электронный ресурс]. URL: gazeta.ru/social/2013/03/26/5117205.shtml (дата обращения: 27.03.2013).
(3) Гуревский С.Ю., студент, научный руководитель: к. ю.н., Погосова З.М., Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики, г. Москва. Концепция кибертерроризма. 19.08.2012 08:10. Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых (Пермь, 26–30 апреля 2012 года) [Электронный ресурс]. URL: territoriaprava.ru/topics/34572 (дата обращения: 18.02.2013). По словам профессора  Джорджтаунского университета Дороти Деннинг, ведущего специалиста в области  киберпреступности: «…кибертерроризм является продуктом слияния терроризма и  киберпространства». Denning D. Cyberterrorism//Penn State Law Review. – Vol. 110 (2000). – Mode of access [Электронный ресурс]. URL: cs.georgetown.edu/~denning/infosec/cyberterror.html


 «Жители Казахстана А. Абдикаримов, С. Даулбаев, Ж. Ихсанов и Р. Ержанов договорились о совместном участии в «джихаде» на территории Дагестана, но были задержаны правоохранительными органами в Махачкале. Комиссия по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории Дагестана, 13 апреля 2011 г. приняла обращение к Верховному суду и прокуратуре Республики с просьбой смягчить меру пресечения четверым гражданам Казахстана, арестованным за участие в незаконных вооруженных формированиях на территории Дагестана… Казахстанцы рассказали, что приехали на Кавказ, будучи «одурманенными пропагандой и экстремистскими проповедями через Интернет», и в настоящее время раскаялись в содеянном…»(1).

Практика борьбы с терроризмом на Северном Кавказе свидетельствует о том, что участники международных организованных преступных формирований (МОПФ) принимали меры к распространению своей идеологии на неограниченное число лиц, в том числе с использованием сети Интернет. Так, в ходе операции в Сунженском районе Ингушетии, где «… в результате точечного авиаудара ВВС России и наземной операции были уничтожены 17 террористов, были изъяты записи, в которых говорится о планах боевиков. В частности о необходимости съемок документального фильма, в котором на русском языке четко планировалось рассказать, какие операции готовятся, как живут и совершают религиозные обряды представители бандитского подполья…»(2).

Ученые из Республики Дагестан на конференции в январе 2013 г. в Москве отмечали тот факт, что в социальных сетях и в информационно-коммуникативных средствах идет активная ваххабитская агитация среди молодежи, в том числе призывы к вооруженной борьбе с законной властью.

Сотрудникам правоохранительных органов России следует знать о том, что участники организованных преступных формирований террористической направленности через свой сайт «Кавказ-центр» на достаточно высоком техническом уровне разъясняют своим сторонникам правила конспирации, безопасного использования сотовой связи и Интернета для вербовки новых членов, поддержания контактов, подготовки и проведения террористических актов: «… В случае же теракта сотовые операторы по требованию спецслужб снимают шифрование сигнала в заданном районе, и потому можно использовать простые сканеры радиочастот.

В случае со сканером идет перехват шифрованного сигнала от телефона к соте или базовой станции (о технологии умолчим)… Единственный способ: купил телефон, сим-карту (то и другое – на чужую фамилию) – и тут же выкинул все это хозяйство в ближайший пруд. Правда, в том случае, если спецслужбы заинтересовались кем-то всерьез, – подобное тоже бессмыслица. Звуковой анализатор голоса способен за несколько десятков секунд распознать говорящего, внесенного в специальную базу данных, с чьего бы телефона он ни вел беседу. Утешает, что подобной «чести» удостаиваются немногие. Также глупость, что невоз можно прочесть SMS-сообщение.


(1) Исаев Т. Секретарь Совбеза и уполномоченный по правам человека в Ингушетии изучили опыт комиссии по адаптации боевиков в Дагестане. [Электронный ресурс]. URL: ingushetia.kavkaz-uzel.ru/articles/189474/ (дата обращения: 23.07.2011).
(2) НАК: убитые на Кавказе боевики хотели создать новостной сайт и издавать ваххабитский журнал. [Электронный ресурс]. URL: kavkaz-uzel.ru/articles/184073/ (дата обращения: 22.04.2011). Боевики намеревались также создать интернет-сайт с новостной лентой о совершенных преступлениях и с пропагандистскими материалами. У них были планы создать и издавать цветной журнал, в котором рассказывалось бы об образе жизни боевиков, культуре и событиях за истекший месяц. Были обнаружены издания националистического и религиозноэкстремистского содержания, листовки с записями угроз, письма и конспекты, выписки из книг, дневниковые записи, протоколы совещаний и планы действий, множество документов на электронных цифровых носителях, «флэшках», СD и DVD.


Можно и даже в режиме реального времени: копия SMS может быть автоматически доставлена на монитор или телефон сотрудника спецслужбы…»(1).

Президент России В.В. Путин 15 января 2013 г. подписал Указ «О создании государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы РФ»(2). В целях обеспечения информационной безопасности Российской Федерации на Федеральную службу безопасности Российской Федерации возложены полномочия по созданию государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации – информационные системы и информационно-телекоммуникационные сети, находящиеся на территории Российской Федерации и в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации за рубежом (ст. 1 Указа).

Наше предложение – рассматривать кибертерроризм как умышленную деятельность по  распространению идеологии насилия и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанную с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий; с использованием компьютера, компьютерных сетей в Интернете, т. е. как систему преступлений в сфере компьютерной информации, входящих в структуру террористической деятельности.

Анализ практики противодействия киберпреступности и кибертерроризму(3). в России и за рубежом, возросшая степень общественной опасности выдвигают задачу оптимизации мер по совершенствованию законодательного обеспечения противодействия существующим и прогнозируемым угрозам в этой сфере.


(1) Русский кибертерроризм. Спецбанда ФСБ в действии. «Новая газета» привела некоторые подробности преступной деятельности главной банды Путина – ФСБ России на основании свидетельств активистов Белой Революции. Понедельник, 12 ноября 2012 г. Отдел мониторинга. Кавказ-Центр [Электронный ресурс]. URL: kcblog.info/2012/11/blog-post_4716.html (дата обращения: 18.02.2013).
(2) Указ Президента РФ от 15 января 2013 г. № 31 с «О создании государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации». (Выписка). Официальный интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. URL: http: pravo.gov.ru (дата обращения: 21.01.2013).
(3) Мазуров В.А. Кибертерроризм: понятие, проблемы противодействия // Доклады ТУСУРа. – 2010. – № 1 (21). – Ч. 1. – С. 41.


Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».