Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2013 год | Статьи из номера N10 / 2013

Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»

Шошин С.В.,
к. ю. н., доцент кафедры уголовного,
уголовно-исполнительного права и криминологии
Саратовского государственного университета
им. Н.Г. Чернышевского

27 июня 2013 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 19, названное: «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности». Данное Постановление Пленума Верховного Суда РФ было 5 июля 2013 г. опубликовано в Российской газете (федеральный выпуск, № 6121). Оно было также размещено в свободном доступе в сети Интернет по адресу:  rg.ru/2013/07/05/primenenie-dok.html

Вопросы, регламентирующие освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, ссылка на которое содержится в ст. 75 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим, указание на которое имеется в ст. 76 УК РФ, в связи с истечением сроков давности, о котором говорится в ст. 78 УК РФ, а также – по делам о преступлениях в сфере экономической  деятельности, нашедшей отражение в ст. 76.1 УК РФ, – включены в гл. 11 УК РФ.

Целью вынесения комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации его авторы определили формирование единообразной судебной практики в связи с возникновением вопросов у судов при применении норм, содержащихся в гл. 11 УК РФ.

1. Пленум Верховного Суда Российской Федерации истолковал освобождение от уголовной ответственности как отказ государства от реализации такой уголовной ответственности применительно к конкретному лицу, которое совершило преступление. Частными проявлениями подобного отказа являются следующие:
а) отказ государства от осуждения данного лица;
б) отказ государства от назначения данному лицу уголовного наказания.

По мнению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, реализация принципов справедливости и гуманизма, закрепленных соответственно в ст. 6 и 7 УК РФ, возможен и в результате реализации на практике норм, содержащихся в гл. 11 УК РФ.

Факт наличия или отсутствия оснований, позволяющих применить к конкретному  правонарушителю положения, установленные законодателем в ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»), 78 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности») УК РФ, должен быть проверен по каждому уголовному делу.

Интересным в связи с подобным истолкованием содержания гл. 11 УК РФ является вопрос, является ли существенным нарушением законодательства, предполагающим возможность отмены вынесенных по такому уголовному делу судебных актов, потенциально возможное вынесение судьей (судьями) приговора, в тексте которого отсутствует (по каким-либо причинам) указание на проведение судьей (судьями) проверки отсутствия или наличия оснований, установленных в ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»), 78 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности») УК РФ. С учетом современных мнений, содержащихся в последних Постановлениях Пленума Верховного  Суда, можно предположить, что открытость указанного проблемного момента, возможно, будет отражена в дальнейших Постановлениях Пленума Верховного Суда.

2. Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал в своем комментируемом Постановлении определение лица, считающегося впервые совершившим преступление (применительно для целей ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности») УК РФ).

В таких случаях, лицом, впервые совершившим преступление, являются следующие лица:
а) лица, которые ранее не были осуждены ни за одно из совершенных ими прежде одного или множества (нескольких) преступлений (1);
б) лица, в отношении которых в законную силу не вступил предыдущий приговор суда (на момент совершения нового преступления);
в) лица, в отношении которых, хотя и имелся вступивший в законную силу приговор (надо полагать только в обвинительной части. – Прим. авт.),


(1) В данном смысле не имеет особого значения, по одной или по нескольким статьям, частям статьи были квалифицированы такие деяния.


на момент совершения вновь преступления, однако появились обстоятельства, которые аннулируют правовые последствия прежнего привлечения такого индивида к уголовной ответственности(1);
г) лица, по отношению к которым прежде вынесенный приговор (как минимум, в обвинительной части) хотя и вступил в законную силу, однако преступность указанного деяния (за которое такой индивид был осужден) на момент последнего (по времени) судебного разбирательства – была устранена (т. е. данное деяние стало не подлежащим уголовному наказанию)(2);
д) лица, прежде являвшиеся освобожденными от уголовной ответственности.

3. Не только лично и непосредственно правонарушитель применительно к целям ст. 75  («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности») УК РФ, имеют право возместить ущерб.

Соответственно и (или) загладить вред, причиненный преступлением, имеют право применительно к целям ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности») УК РФ, имеют как лично и непосредственно правонарушитель, так и иные лица.

Авторы текста комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации предполагают, что если такое возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда производится не лично лицом, которое само совершило данное преступление, то должна иметься просьба такого правонарушителя, либо – его согласие, или одобрение такой деятельности(3). В качестве примеров подобных ситуаций указаны следующие: отсутствие возможности лично возместить ущерб и (или) загладить вред, который был причинен им потерпевшим, в связи с заключением под стражу; отсутствие средств, личного имущества и заработка (доходов) у несовершеннолетнего правонарушителя.


(1) Примерами обстоятельств, способных аннулировать правовые последствия имевшего место ранее привлечения лица к уголовной ответственности, авторы Постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации назвали следующие: освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора; снятие или погашение судимости.
(2) В практике одного из районных судов города Саратова имеется весьма оригинальный пример для результативного применения данного положения комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Лицо, прежде неоднократно (значительно более 10 раз) судимое, прежде неоднократно содержавшееся в условиях реального лишения свободы, вновь предстало перед судом. Для определения его правового положения и назначения ему уголовного наказания необходимо было дать правовую оценку его прежним судимостям. Ранее он был судим как по прежде действовавшим на территории государства УК, так и по иным нормативно-правовым актам. С преодолением известных проблем доступа к официальной правовой  информации соответствующих исторических периодов, действовавшей на конкретные даты, суд смог констатировать, что сейчас часть деяний, прежде являвшихся преступными (и соответственно – уголовно наказуемыми) (в соответствующие даты), за совершение которых указанный гражданин и был осужден, сегодня перестали являться таковыми.
(3) Можно предположить, что частичное возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда, осуществленные иными лицами без поручения об этом правонарушителя, без получения от него согласия на такую деятельность, без его одобрения такой деятельности, – не должны учитываться как возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда. Например: помощь односельчан, соседей, знакомых, родственников потерпевших от квартирной кражи (грабежа, разбоя и т. д.), позволила частично возместить ущерб и (или) загладить причиненный вред. Значительно усложняется в морально-этическом плане квалификация как возмещения ущерба и (или) причинения вреда в таком случае ситуация, когда правонарушитель, не приложивший никаких усилий к этому, однако лишь устно одобривший в ходе судебного заседания деятельность указанных выше граждан (под запись в протокол), следуя логике текста комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, должен быть признан лицом, возместившим ущерб и (или) принявшим меры по заглаживанию вреда. Можно предположить, что в данном случае имеется некоторая ошибка, допущенная Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в тексте комментируемого Постановления.


Текст комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации допускает возможность финансирования процесса возмещения ущерба из средств организации, в которой вменяется такому правонарушителю уклонение от уплаты налогов и (или) сборов. Подобная практика стала бы излишней при введении на территории РФ уголовной ответственности юридических лиц. В тексте ч. 2 примечания к ст. 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»), на которую имеется ссылка в тексте комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, сказано следующее: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное (настоящей) статьей (199), а также статьей 199.1(1) (настоящего) (уголовного) Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяются данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации».

Оригинальность складывающейся ситуации определятся при этом следующим образом: при изменении руководителя в организации, под руководством которого (которой) осуществлялось уклонение от уплаты налогов, уже новый ее руководитель вправе возместить ущерб, причиненный деятельностью прежнего руководителя. При этом сложно представить (хотя, наверное, и нельзя полностью исключать) и отнесение уплаты суммы таких недоимки и пеней, а также штрафов, определенных согласно требованиям Налогового кодекса РФ, к осуществлению уставной деятельности какой-либо организации. Фактически при этом происходит (несколько отделенное во времени) финансирование из средств такой организации убытков, возникших от излишне рискованной (противоправной деятельности) прежнего руководителя.

Особенно актуально подобное критическое замечание применительно к государственным и (или) муниципальным организациям. Можно предположить, что впоследствии подобная практика  принятия и соответственно истолкования действующего национального уголовного законодательства получит надлежащую оценку.

Логичным является критическое отношение авторов текста комментируемого

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации к различным обещаниям и различным обязательствам правонарушителя по заглаживанию вреда, причиненного совершенным им криминальным деянием. Как при наличии у правонарушителя объективной возможности исполнить подобное обещание (обязательство), так и при фактическом отсутствии такой возможности, этот факт не может быть истолкован как дающий основание к освобождению от уголовной ответственности соответствующего правонарушителя.

4. При освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) необходимо выяснить, все ли перечисленные в тексте статьи действия выполнены правонарушителем. С учетом конкретных обстоятельств уголовного дела определенные действия, свидетельствующие о раскаянии правонарушителя, объективно не могли быть им(ей) совершены. Например, при задержании правонарушителя на месте совершенного им криминального деликта объективно исключается возможность самостоятельно обратиться такому лицу в правоохрани тельные органы с сообщением о совершенном им(ей) данном преступлении. Вместе с тем такой правонарушитель вполне может впоследствии способствовать деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступления, принять меры, направленные на возмещение причиненного им(ей) ущерба и(или) заглаживанию вреда.


(1) Статья 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента» УК РФ.


Только лишь в том случае, когда лицо перестало являться общественно опасным(1), можно ставить вопрос о наличии в его(ее) деятельности деятельного раскаяния. Лишь комплексный анализ сведений о личности правонарушителя в момент совершения преступления в совокупности с информацией о его(ее) поведении после совершения деликта может позволить считать лицо действовавшим (действовавшей) в рамках деятельного раскаяния. Не следует считать деятельным раскаянием одно только лишь признание собственной вины правонарушителем без явки с повинной, без способствования раскрытию и расследования преступления, без возмещения причиненного ущерба или без иной деятельности по заглаживанию вреда, причинного совершенным деликтом.

5. В том случае, когда правонарушитель способствовал(ла) деятельности по раскрытию и расследованию преступления, которое было совершено с его(ее) участием, следует считать выполненным условие, необходимое при соответствующем освобождении от уголовной ответственности(2).

6. Под ущербом применительно к ч. 1 ст. 75 УК РФ («Освобождение от уголовной  ответственности в связи с деятельным раскаянием»), понимается «имущественный вред, который может быть возмещен в натуре». Под компенсацией вреда, причиненного совершением преступления, в частности, можно понимать:
а) предоставление другого, аналогичного, имущества, взамен утраченного имущества;
б) проведение надлежащих ремонтных работ в отношении поврежденного имущества;
в) осуществление процедуры исправления поврежденного в результате совершения деликта имущества.

Также под ущербом следует понимать «имущественный вред, который может быть возмещен в денежной форме». Примерами такой компенсации, в частности, являются:
а) возмещение стоимости имущества, которое было похищено или деформировано;
б) компенсация расходов на лечение(3).

В рамках ч. 1 ст. 75 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием») заглаживанием вреда считаются:
а) выплата в целях погашения (компенсации) морального вреда соответствующей денежной  компенсации потерпевшему(ей);
б) какая-либо иная помощь, оказанная потерпевшему(ей);
в) восстановление, с помощью каких-либо иных мер, прав и законных интересов  потерпевшего(ей), которые были подвергнуты нарушению в процессе совершения анализируемого деликта.


(1) О многочисленных проблемах, связанных с современной российской практикой трактовки  термина «общественная опасность», см., например: Шошин С.В. Общественная опасность  преступления в современной России / Актуальные проблемы современной юридической науки и практики. Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2010. – С. 446–450.
(2) Здесь имеется в виду освобождение от уголовной ответственности в виде способствования раскрытию и расследованию преступления.
(3) В случае стационарного лечения затраты на его осуществление осуществляются, как правило, из бюджета Фонда обязательного медицинского страхования (страховой компании)  соответствующего уровня и других поступлений. В случае амбулаторного лечения –  финансирование, как правило, наряду с участием Фонда обязательного медицинского страхования (страховой компании), первоначально осуществляет непосредственно сам(а) потерпевший(ая). Соответственно и получатели компенсации за финансирование лечения потерпевшего могут иметь и разных адресатов.


7. Если в УК РФ, в соответствующих статьях Особенной части, имеется указание на возможность освобождения от уголовной ответственности за совершение определенных преступлений небольшой либо средней тяжести, то и освобождение от уголовной ответственности осуществляется в соответствии с ними. Совокупность требований, зафиксированных в ч. 1 ст. 75 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), при этом обязательно должна иметься в наличии. И, наоборот, для применения в подобных случаях ч. 1 ст. 75 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием») не обязательно наличия соблюдения требований соответствующих примечаний к нормам особенной части УК РФ.

8. Иногда в примечании к соответствующей статье Особенной части УК РФ указано на отсутствие в действиях лица состава иного преступления. Здесь точка зрения авторов комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации заслуживает дословного цитирования: «В тех случаях, когда условием освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации является отсутствие в действиях лица иного состава преступления, судам следует иметь в виду, что применение примечания допускается и в случае совершения лицом совокупности преступлений (например, освобождению лица, добровольно прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшего оружие, от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 208 УК РФ не препятствует привлечение его к  ответственности за совершение убийства в составе незаконного вооруженного формирования)».

В процитированном фрагменте Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, как предполагается, содержится интересный и необычный концептуальный момент.

Примечание к ст. 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или  участие в нем») не допускает столь оригинального истолкования.

Дословно примечание к ст. 208 УК РФ сформулировано следующим образом: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие,  освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Совершение убийства в составе незаконного вооруженного формирования в любом случае является составом преступления. Соответственно вопрос о применении к такому лицу примечания к ст. 208 УК РФ, процитированного выше, является оригинально поставленным.

Объяснением точки зрения комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда  Российской Федерации по применению примечания к ст. 208 УК РФ можно считать следующее:

Привлечение лица, ранее освобожденного от уголовной ответственности за совершение  преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ, в соответствии с примечанием к данной статье не препятствует впоследствии привлечь его (ее) к уголовной ответственности за совершение иных деликтов. Речь при этом идет о возможности впоследствии привлечь к уголовной ответственности, не отменяя процессуального акта об освобождении от уголовной ответственности по ст. 208 УК РФ как незаконного и необоснованного. Тем самым можно предположить, что совершение лицом, прежде освобожденным от уголовной ответственности за совершение преступления,  предусмотренного ст. 208 УК РФ, нового преступления не предполагает (не требует) отмены такого процессуального акта (применительно к ст. 208 УК РФ).

9. Для освобождения от уголовной ответственности в силу ст. 76 УК РФ («Освобождение от  уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим») надлежит установить наличие двух обязательных условий:
а) лицо, которое совершило преступление, примирилось с потерпевшим;
б) вред, причиненный преступлением потерпевшему, был заглажен.

Важно учесть при этом следующие обстоятельства:
а) особенности объектов преступного посягательства;
б) численность объектов преступного посягательства;
в) приоритет объектов преступного посягательства;
г) наличие волеизъявления потерпевшего, которое было осуществлено свободно;
д) общественная опасность правонарушителя, после того как было произведено заглаживание  вреда и примирение с потерпевшим, изменилась (в сторону уменьшения);
е) сведения о характеристике личности лица, совершившего преступление;
ж) смягчающие обстоятельства;
з) отягчающие обстоятельства.

10. Возмещение ущерба и другие меры, реализуемые при заглаживании вреда (при реализации требований ст. 76 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»)), должны соответствовать требованию законности. При этом не следует допускать фактов ущемления прав иных лиц. Величина (размер) вреда, подлежащего возмещению при его заглаживании, определяется потерпевшим.

11. Законные представители потерпевших имеют по уголовному делу процессуальные права такого же объема, как и непосредственно потерпевший.

Отсутствуют основания для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, если мнение по данному вопросу у несовершеннолетнего потерпевшего отличается от точки зрения по данному вопросу, высказанной его законным представителем.

12. Права погибшего потерпевшего (в аспекте применения ст. 76 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим») переходят к одному из близких родственников покойного. Таких признанных по делу потерпевшими лиц может быть и несколько.

13. Если правонарушителей по делу несколько, то от уголовной ответственности в связи с  примирением с потерпевшим могут быть освобождены лишь те из них, кто загладил причиненный ими потерпевшему вред и примирился с ним.

Аналогично – и при нескольких потерпевших. В связи с примирением могут быть освобождены от уголовной ответственности лишь правонарушители, загладившие причиненный всем  потерпевшим по делу вред и примирившиеся с ними.

14. При освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере  экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ) возмещением ущерба считается оплата в полном объеме до момента назначения судом первой инстанции судебного заседания по делу:
а) недоимки, сумма которой определена налоговым органом в принятом им решении о привлечении к ответственности, которое вступило в законную силу;
б) пени, начисленных надлежащим образом;
в) штрафов, регламентированных нормами Налогового кодекса Российской Федерации.

Как смягчающее обстоятельство суд могут учесть частичное погашение ущерба. Также как смягчающее обстоятельство суд может учесть полную оплату такого ущерба с некоторым опозданием.

15. Только лишь полный объем возмещения ущерба и перечисление в федеральный бюджет  доходов и денежных возмещений могут предшествовать освобождению от уголовной ответственности за преступления, указанные в ч. 2 ст. 76 [1] УК РФ. (В данном случае имеется в виду ст. 76.1 УК РФ(1). – Прим. авт.).

16. Частичное выполнение (как не всех, так и не в полном объеме) действий, требуемых в ст. 76.1 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»), не допускает освобождения от уголовной ответственности лиц не только по ст. 76.1 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности по делам о  преступлениях в сфере экономической деятельности»). Это распространяется на преступления небольшой или средней тяжести, совершенные в сфере экономической деятельности.

Подобные случаи не допускают и освобождение от уголовной ответственности по ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием») и 76 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»). Данное положение касается случаев совершения преступлений небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности.

17. Не обращая внимания на период, когда наступили последствия преступления, днем его  совершения согласно комментируемому Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует понимать день совершения конкретного деяния (действия либо бездействия), являющегося общественно опасным.

С данного дня начинается исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Тем самым (хотя об этом не имеется прямого указания в тексте комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации) фактически утратило силу соответствующее положение Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. № 23 (ред. от 14.03.1963) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»(2).


(1) Статья 76.1 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»).
(2) См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. № 23 (в ред. от  14.03.1963 г.) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» // КонсультантПлюс. При применении данного Постановления Пленума Верховного Суда СССР, следуя рекомендации системы «КонсультантПлюс», рекомендуется учитывать, что с 1 января 1997 г. введен в действие Уголовный кодекс РФ.


18. Как только истек последний день последнего года надлежащего периода, так и оканчивается  срок давности привлечения к уголовной ответственности.

Если деликт имел место 15 августа 2013 г. в 15.00, то течь срок давности начинает с 15 августа 2013 г. Последний день (для преступления небольшой тяжести) срока давности – 14 августа 2015 г. В период с 00.00 15 августа 2015 г. уже не является законным привлечение к уголовной ответственности за данный деликт.

Праздничным или рабочим днем является день окончания срока – это обстоятельство значения не имеет.

Правонарушитель не подлежит освобождению от уголовной ответственности, так как еще не истек срок давности в том случае, если день вступления приговора в законную силу совпадает с последним днем срока давности.

Срок давности, следуя содержанию и смыслу ч. 2 ст. 78 («Освобождение от уголовной  ответственности в связи с истечением сроков давности») УК РФ, исчисляется для любого итогового судебного решения по уголовному делу, а не только лишь для приговора.

19. Доводы правонарушителя об отсутствии в его деяниях признаков уклонения от органов следствия и суда необходимо проверять при рассмотрении вопроса о приостановлении течения сроков давности. Это положение необходимо учесть и при исследовании периодов, в которые объявлялся официальный розыск правонарушителя.

Действия подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), целью которых является избежание  задержания и привлечения к уголовной ответственности, могут быть охарактеризованы как уклонение лица от органов следствия и суда.

Примерами деятельности по уклонению от органов следствия и суда можно назвать:
а) изменение своего места жительства, совершенное умышленно, с соответствующим намерением;
б) нарушение правонарушителем меры пресечения, которая была избрана в отношении него (нее) (сюда же можно отнести и случаи совершения побега из-под стражи).

Не следует считать уклонением от органов предварительного следствия и суда отсутствие явки с повинной. Это справедливо даже в тех случаях, когда преступление оперативно не было выявлено и соответственно не было и раскрыто.

20. Только лишь суд вправе решать вопрос о применении сроков давности к лицу за преступление, совершенное которым, в УК РФ предусмотрена возможность назначения пожизненного лишения свободы.

21. Согласие правонарушителя на освобождение от уголовной ответственности в связи с  деятельным раскаянием, примирением сторон и истечением сроков давности уголовного преследования, а также по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности является обязательным. Производство по уголовному делу должно вестись в обычном порядке при отказе правонарушителя от такого освобождения.

Наличие у правонарушителя права возражать против прекращения в отношении него уголовного дела по таким основаниям должно быть судом ему (ей) разъяснено.

Также должно быть им разъяснено и содержание юридических последствий прекращения такого уголовного дела.

Кроме того, суд должен также и выяснить, согласно ли такое лицо на прекращение уголовного дела. Любое мнение правонарушителя должно найти свое надлежащее отражение в тексте судебного итогового решения по делу.

22. Прекращая уголовное дело и (или) уголовное преследование на основании ст. 25 УПК РФ, суд обязан проверить:
а) добровольно ли потерпевший (физическое лицо) подал заявление о примирении;
б) осознанно ли потерпевший (физическое лицо) подал заявление о примирении;
в) имеются ли надлежащие полномочия у представителя юридического лица для примирения.

23. Суд обязан разъяснить наличие у правонарушителя права возражать против прекращения уголовного дела по каждому из нереабилитирующих оснований (если таких оснований – имеется несколько). Такое же правило действует и при прекращении уголовного преследования. В той части, где правонарушитель не возражает, принимается соответствующее процессуальное решение.

24. Судья по результатам предварительного слушания может прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование, вынеся соответствующее постановление(1), в случаях наличия оснований, предусмотренных:
а) п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования);
б) ст. 25 УПК РФ (прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон);
в) ст. 28 УПК РФ (прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием);
г) ст. 28.1 УПК РФ (прекращение уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности).

25. Также исключительно при согласии подсудимого дело и(или) его(ее) уголовное преследование может быть прекращено во время судебного разбирательства при истечении срока давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Не важно, в какой именно момент наступил такой период.

При продолжении судебного разбирательства, когда подсудимый против прекращения уголовного дела и(или) уголовного преследования, так как истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, при установлении виновности подсудимого(ой) выносится обвинительный приговор, которым осужденный освобождается от наказания.

26. Суд вправе изменить категорию преступлений на менее тяжкую. В таком случае при наличии оснований, которые предусмотрены ст. 75 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием»), 76 («Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим»), 76.1 («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности») и 78 УК РФ («Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности»), осужденный(ая) освобождается от отбывания назначенного наказания.


(1) Если обвиняемый не возражает против такого решения по делу.


27. Суд апелляционной инстанции, выяснив у осужденного, не возражает ли он (она) против прекращения уголовного дела (по основаниям, указанным в п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ) и (или) уголовного преследования, может (в соответствующих случаях) отменить приговор. Таким же образом может быть отменено и любое иное итоговое решение, вынесенное по уголовному делу судом первой инстанции (разумеется, при наличии к тому оснований, предусмотренных в п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ).

28. При освобождении лица от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК РФ, государство не констатирует отсутствия в его(ее) действиях (деяниях) состава преступления. Также и при ином освобождении лица от уголовной ответственности государство не считает, что в деяниях лица не имеется состава преступления. Соответственно такое процессуальное решение не свидетельствует о реабилитации подобного лица.

Принятие комментируемого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации является инновационным для практики судебного толкования вопросов освобождения от  уголовной ответственности по анализируемым основаниям. Прежде подобные вопросы (в некоторой степени) были фрагментарно рассмотрены применительно к несовершеннолетним в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»(1).


(1) Указанное Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации сегодня уже является утратившим силу. Причиной этого явилось принятие Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 (в ред. от 02.04.2013 г.) «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».


Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».