Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2013 год | Статьи из номера N3 / 2013

Извещение сторон о месте, дате и времени судебного заседания по делам в отношении лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Рыжаков А.П.,
профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского
филиала НОУ ВПО «Международный юридический институт»,
заслуженный работник высшей школы РФ

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» «о месте, дате и времени судебного заседания государственный обвинитель, подсудимый, его защитник, а также потерпевший и его представитель, гражданский истец и гражданский ответчик и их представители должны быть извещены не менее чем за 5 суток до его начала.

Извещение указанных лиц посредством СМС-сообщения допускается в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер мобильного телефона, на который оно направляется». Попробуем пояснить, что имел в виду высший орган правосудия нашего государства, формулируя данные правила.

В абз. 1 п. 11 Постановления помимо дублирования закрепленной в ч. 4 ст. 231 УПК РФ нормы права высший орган правосудия нашего государства разъясняет, какие именно участники уголовного судопроизводства являются сторонами и соответственно должны быть уведомлены о месте, дате и времени судебного заседания.

В следующем абзаце того же пункта Пленум Верховного Суда РФ разъясняет возможность (основания и условия) извещения таковых путем направления им СМС-сообщения. Но обо всем по порядку.

Согласно ч. 4 ст. 231 УПК РФ и соответственно абз. 1 п. 11 Постановления стороны извещаются «о месте, дате и времени судебного заседания». «Место» – это «пространство, которое занято или может быть занято» чем-нибудь, «на котором находится» кто-нибудь (что-нибудь), «происходит» что-нибудь(1). Соответственно под «местом судебного заседания» понимается, во-первых, тот населенный пункт, в котором оно состоится. А во-вторых, тот зал (кабинет, аудитория и т. п.) с обязательным указанием максимально точного адреса (расположения и др.) его нахождения, где собственно и намечено проведение судебного заседания.

«Дата» есть «помета, указывающая время (год, месяц, число) написания» чегонибудь «(письма, статьи и т. п.)»(2). Соответственно под «датой» в абз. 1 п. 11 Постановления понимается день, месяц и год искомого события – начала судебного заседания.

Под «временем» здесь понимаются час и минуты начала искомого события.

Рекомендуется отражать в извещении время начала судебного заседания с точностью до минуты. Хотя, несомненно, закон этого прямо не требует. И соответственно игнорирование нашей рекомендации не может явиться свидетельством нарушения судьей требований закона.

В соответствии с тем, что записано в абз. 1 п. 11 Постановления, извещению подлежат:
– государственный обвинитель;
– подсудимый;
– защитник подсудимого;
– потерпевший;
– представитель потерпевшего;
– гражданский истец;
– представитель гражданского истца;
– гражданский ответчик;
– представитель гражданского ответчика.

Согласно подп. 6 п. 31 ст. 5 УПК РФ государственный обвинитель – это «поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры». Прокурором же согласно п. 31 ст. 5 УПК РФ являются Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». Иначе говоря, государственный обвинитель – это один из статусов, которые могут быть реализованы прокурором.

Государственный обвинитель – соответственно всегда прокурор с позиции  уголовно-процессуального закона. Он всегда является стороной обвинения.

Подлежащей уведомлению о месте, дате и времени судебного заседания стороной (стороной обвинения) являются и подсудимый, а равно его защитник. Кто такой подсудимый, мы уже пояснили при разъяснении текста п. 1 Постановления. Прежде чем перейти к характеристике термина «его защитник», заметим, что в уголовном деле может быть несколько подсудимых. Извещению о месте, дате и времени судебного заседания подлежат каждый из подсудимых и каждый из имеющихся у них официальных защитников. Причем полагаем, то обстоятельство, что у подсудимого несколько защитников, не может служить основанием неизвещения кого-либо из них о месте, дате и времени судебного заседания.


(1) См.: Краткий толковый словарь русского языка / cост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. – 4-е изд., стереотип. – М. : Рус. яз., 1985. – С. 93; Ожегов С.И. Словарь русского языка: 57 000 слов / под ред. Н.Ю. Шведовой. – 18-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1986. – С. 299.
(2) См.: Ожегов С.И. Указ. соч. – С. 130.


То же самое позволительно заявить и по поводу необходимости извещения потерпевшего и его представителя, гражданских истцов и гражданских ответчиков и их представителей. Каждый из указанных участников уголовного судопроизводства имеет право быть извещенным о месте, дате и времени судебного заседания.

Итак, кто такой «защитник»? Защитник – это физическое лицо, осуществляющее в установленном УПК и иным законодательством РФ порядке защиту прав и (или) законных интересов в нашем случае подсудимого путем оказания последнему юридической помощи в уголовном процессе.

Защитником может быть адвокат после предъявления им ордера на исполнение поручения, выдаваемого соответствующим адвокатским образованием, и удостоверения адвоката. По постановлению суда вторым защитником может быть допущен любой гражданин, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Лишь при производстве у мирового судьи обвиняемый вправе иметь первого защитника – неадвоката. Мировым судьей указанное лицо допускается в качестве защитника вместо адвоката (ч. 2 ст. 49 УПК ФР). Наличия у указанного лица документа, удостоверяющего его личность; доверенности, юридического образования, каких-либо  профессиональных знаний и опыта закон не требует. Конституция РФ не содержит указания на критерии, соблюдение которых свидетельствует о должном уровне квалификации лиц, оказывающих гражданам юридическую помощь(1).

Если гражданин, не являющийся адвокатом, допущен в процесс в качестве защитника, выход из процесса защитника-адвоката или завершение рассмотрения дела мировым судьей (по первой инстанции) не изменяет статуса данного гражданина.

Допущенный с соблюдением требований закона в уголовный процесс в качестве защитника, он остается таковым и на последующих судебных стадиях.

О месте, дате и времени судебного заседания следует известить также потерпевшего. С точки зрения уголовно-процессуального закона, а в частности – второго предложения ч. 1 ст. 42 УПК РФ, «потерпевшим» лицо становится после вынесения постановления (определения) о признании его таковым. Иначе говоря, потерпевший – это лицо, в отношении которого следователь (дознаватель и др.), судья оформили и подписали соответствующее постановление или же суд вынес постановление (определение) о признании его потерпевшим. Аналогичное содержание понятия «потерпевший» закреплено и в УПК некоторых других стран, к примеру в ст. 49 УПК Украины и в разъяснениях к ней(2).

Правом быть извещенным о месте, дате и времени судебного заседания наделен и «его» (потерпевшего) «представитель». Данное словосочетание подлежит расширительному толкованию. Извещение должно поступить не только представителю потерпевшего, но и, при наличии такового, его законному представителю. Что это за субъекты уголовного процесса?

Законный представитель – это физическое или же юридическое лицо, допущенное к участию в уголовном процессе в указанном качестве специальным постановлением (определением) следователя (дознавателя и др.), суда (судьи).


(1) См.: По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. № 2-П // Вестник Конституционного Суда РФ. – 1997. – № 1.
(2) См.: Уголовно-процессуальный кодекс Украины: Научно-практический комментарий / под общ. ред. В.Т. Маляренко, Ю.П. Аленина. – Xарьков : ООО «Одиссей», 2003. – С. 165.


Законный представитель может быть не только у несовершеннолетнего (недееспособного либо ограниченно дееспособного, по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы) потерпевшего, но и у гражданского истца, частного обвинителя, лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, лица, заболевшего после совершения преступления психическим расстройством, делающими невозможным назначение или исполнение наказания, и др.

Мы довольно полно обрисовали круг законных представителей, наделенных правом получить извещение о месте, дате и времени судебного заседания. Но в абз. 1 п. 11 Постановления говорится не о законных представителях (таковые подразумеваются), а о представителях, по меньшей мере, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Охарактеризуем названных субъектов уголовного процесса и представляемых ими лиц. Начнем с гражданского истца.

Понятию и правовому статусу названного участника уголовного судопроизводства законодатель посвятил ст. 44 УПК РФ. Исходя из заложенной здесь основной идеи, а также руководствуясь общим подходом к моменту появления в уголовном процессе тех или иных субъектов, позволим себе утверждать, что гражданским истцом лицо становится после того, как следователь (дознаватель и др.), судья оформили и подписали соответствующее постановление, а суд – определение (постановление) о признании лица гражданским истцом.

То же самое можно сказать и о гражданском ответчике. «Гражданский ответчик» – это физическое, а равно юридическое лицо, в отношении которого следователь (дознаватель и др.), судья вынесли соответствующее постановление, а суд – определение (постановление) о привлечении в качестве гражданского ответчика.

А названное постановление (определение) должно быть вынесено, если не являющееся обвиняемым лицо в соответствии с ГК РФ «несет ответственность за вред, причиненный преступлением».

Следовательно, гражданским ответчиком лицо становится после оформления и подписания в отношении него судьей, следователем (дознавателем и др.) соответствующего постановления или же судом (судьей) – определения (постановления).

Причем следователь (дознаватель и др.) в любой ситуации обязан установить, кто несет имущественную ответственность за вред, причиненный обвиняемым, и соответственно привлечь такового в качестве гражданского ответчика. Если органом предварительного расследования к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, опекуны, попечители, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие учреждения, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего, суд при наличии исковых требований должен вынести определение (постановление) о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права гражданского ответчика и обеспечить условия для реализации этих прав(1).

Разобравшись с понятиями «потерпевший», «гражданский истец» и «гражданский ответчик», использованными высшим органом правосудия нашего государства в абз. 1 п. 11 Постановления, мы имеем возможность уяснить и то, что Пленум Верховного Суда РФ понимает в той же статье под терминами «представитель потерпевшего», «представитель гражданского истца» и «представитель гражданского ответчика».


(1) См.: О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних: Постановление Пленума  Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 // Российская газета. – 2011. – 11 февр.


Под «представителем» в абз. 1 п. 11 Постановления понимается субъект уголовного процесса (в том числе и законный представитель), наделенный равными правами с представляемым им участником уголовного судопроизводства, основной функцией которого является защита прав и (или) законных интересов представляемого им лица.

На то, кто может выступить в качестве представителя потерпевшего и (или) представителя гражданского истца, указывает содержание ч. 1 ст. 45 УПК РФ. В ней, в частности, записано, что представителями потерпевшего (гражданского истца) могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, – также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его законные интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего и (или) гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего и (или) гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший и (или) гражданский истец.

Получается, без постановления мирового судьи представителями потерпевшего (гражданского истца) могут быть только адвокаты. Но так ли? По нашему мнению, нет. Основано данное утверждение на суждениях, высказанных Конституционным Судом РФ(1) и Верховным Судом РФ(2).

Конституционный Суд РФ делает вывод, что ч. 1 ст. 45 УПК РФ в соответствии с ее конституционно-правовым истолкованием предполагает, что представителями потерпевшего и (или) гражданского истца могут быть адвокаты и (или) иные лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший и (или) гражданский истец(3), т. е. любые дееспособные лица.

Представителем потерпевшего (гражданского истца) лицо становится после вынесения постановления (определения) о допуске (привлечении) для участия в уголовном деле представителя (данного лица в соответствующем качестве) потерпевшего (гражданского истца).

Фактические основания принятия названного процессуального решения содержатся в представляемых кандидатом в представители документах, удостоверяющих возможность и необходимость допуска его в уголовный процесс в соответствующем качестве. Такими документами могут быть:
– для адвоката – удостоверение адвоката и ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием;


(1) См.: По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и Региональной общественной организации «Объединение вкладчиков «МММ»» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. № 446-О // Вестник Конституционного Суда РФ – 2004. – № 3; По жалобе Уполномоченного по правам человека в Россий ской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Г.М. Ситяевой ч. 1 ст. 45 Уголовно-процессуального кодекса Российской  Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. № 447-О; По жалобе гражданки Ивкиной Валентины Оноприевны на нарушение ее конституционных прав ч. 1 ст. 45 и 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. № 25-О//Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 6.
(2) См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 23 июня 2005 г. «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год»; Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г. «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2004 года»//Бюллетень Верховного Суда РФ.
(3) См.: По жалобе гражданки Ивкиной Валентины Оноприевны на нарушение ее  конституционных прав ч. 1 ст. 45 и 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. № 25-О // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 6.


– для должностных лиц предприятий, учреждений, организаций – доверенность или акт  уполномоченного на то государственного органа (органа местного самоуправления и др.);
– для близкого родственника потерпевшего (гражданского истца) – документы, подтверждающие тот факт, что он является отцом, сыном и т. п. представляемого, а также ходатайство самого представляемого (его законного представителя) о допуске этого конкретного близкого родственника в качестве его представителя;
– для любого иного лица – одно лишь ходатайство потерпевшего (гражданского истца, а в соответствии с ч. 3 ст. 45 УПК РФ – также его законного представителя) о допуске конкретного физического лица в качестве его представителя;
– для лиц, которые подразумеваются ч. 2 ст. 45 УПК РФ, – доказательства того, что потерпевший является несовершеннолетним или по своему физическому и (или) психическому состоянию не имеет возможности самостоятельно защищать свои права (законные интересы).

В своем Постановлении от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» Пленум Верховного Суда РФ прямо отметил, когда потерпевшим признано юридическое лицо, его права и обязанности в суде согласно ч. 9 ст. 42 УПК РФ осуществляет представитель, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо ордером, если интересы юридического лица представляет адвокат. Когда в судебном заседании участвует  руководитель предприятия, учреждения (организации), его полномочия должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами.

По смыслу ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут выступать не только адвокаты, но и иные лица, способные, по мнению этих участников судопроизводства, оказать им квалифицированную юридическую помощь.

Полномочия таких лиц подтверждаются доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо заявлением потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя в судебном заседании. Суд, принимая решение о допуске представителя с учетом данных о его личности, должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу представителя потерпевшего или гражданского истца(1).

А вот ученые не все одинаково толкуют формулировку ч. 1 ст. 45 УПК РФ. Так, то обстоятельство, что во второй части первого предложения ч. 1 ст. 45 УПК РФ говорится лишь о представителях являющегося юридическим лицом гражданского истца, позволило А.В. Смирнову утверждать, что «руководитель юридического лица и лица, имеющие доверенность, не вправе представлять юридическое лицо, если оно признано потерпевшим от преступления, это имеет право делать только адвокат»(2).


(1) См.: О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2010. – № 9.
(2) См.: Смирнов А.В. Глава 6. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Смирнова. – СПб. : Питер, 2003. – С. 156; Смирнов А.В. Глава 6. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; под общ. ред. А.В. Смирнова. – 2-е изд., доп. и перераб. – СПб. : Питер, 2004. – С. 153.


Мы не можем согласиться с таким суждением ученого. Думается, уже в свете одних лишь вышеуказанных определений Конституционного Суда РФ и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «отстраненные» А.В. Смирновым от представления прав (законных интересов) являющегося юридическим лицом потерпевшего лица имеют возможность быть допущенными для участия в уголовном процессе в качестве представителей названного потерпевшего.

О том, что лица (в том числе руководитель, действующий в пределах полномочий, предоставленных ему законом, уставом или должностным положением), чьи правомочия закреплены в доверенности, могут выступать в качестве представителей потерпевшего, являющегося юридическим лицом, пишут и другие ученые(1).

Правда, и сам А.В. Смирнов в собственном учебнике уголовного процесса, а также в ряде других своих публикаций высказывает две собственные, тем не менее взаимоисключающие точки зрения. О первой мы уже сказали выше. А вторая заключается в том, что, по его мнению,  «представительство по соглашению сторон имеет» такую форму, как «представительство интересов юридического лица, признанного потерпевшим …, его руководителем (органом управления) либо иным лицом, действующим на основании доверенности, выданной руководителем»(2). Соответственно, сам того не замечая, ученый все же соглашается с тем, что правила второй части первого предложения ч. 1 ст. 45 УПК РФ распространяются и на представителя «являющегося юридическим лицом» потерпевшего.

В ч. 1 ст. 45 УПК РФ говорится, что представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть «также» «иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы». Использование в рассматриваемом месте ст. 45 УПК РФ присоединительного союза «также» указывает на то обстоятельство, что в качестве представителей такого гражданского истца могут быть допущены не только адвокаты.

Но адвокаты, между тем, тоже в случае заключения гражданским ответчиком с ними соглашения и (или) заявления соответствующего ходатайства допускаются до участия в уголовном процессе в качестве представителя являющегося юридическим лицом гражданского истца. Поэтому мы не можем согласиться с суждениями тех авторов, которые полагают, что адвокат может быть представителем только физического лица(3).

Итак, представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. В этой связи хотелось бы отметить, что в российском уголовном процессе существует два вида представительства: по соглашению заинтересованных лиц (договорное) и в силу закона (законное).


(1) См., к примеру: Александров А.С. Глава 4. Участники уголовного судопроизводства // Уголовный процесс России : учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; науч. ред. В.Т. Томин. – М. : Юрайт-Издат, 2003. – С. 124; Александров А.С. Глава 6. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. – М. : Юрайт-Издат, 2004. – С. 181–182.
(2) См.: Смирнов А.В. Глава 5. Участники уголовного процесса // Уголовный процесс : учебник для вузов / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; под общ. ред. А.В. Смирнова. – СПб. : Питер, 2004. – С. 129; и др.
(3) См.: Смирнов А.В. Глава 6. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Смирнова. – СПб. : Питер, 2003. – С. 156; Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. – М. : Юридическая фирма «Контракт»: Издательский Дом «ИНФРА-М», 2003. – С. 72–73; и др.


В первом случае в качестве представителей могут выступать адвокаты, а как следует из определений Конституционного Суда РФ, и иные лица(1); во втором – близкие родственники, а также должностные лица (органы) предприятий, учреждений и организаций, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ч. 1 ст. 53 ГК РФ) и представляющие законные интересы последних в силу своего должностного положения (руководители, юрисконсульты и т. п.).

Институт представительства в ГК РФ закреплен в гл. 10 (ст. 182, 183, 185–189 ГК РФ). Исходя из предусмотренного ч. 1 ст. 182 ГК РФ правила полномочия представителя могут быть основаны «на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления».

Третья группа представителей потерпевшего (гражданского истца) – это те, которым законодатель посвятил второе предложение ч. 1 ст. 45 УПК РФ. Законодатель указывает на то, что по постановлению мирового судьи близкий родственник потерпевшего (гражданского истца) либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший (гражданский истец), «могут быть также» допущены в качестве представителя этого потерпевшего (гражданского истца).

Использование здесь словосочетания «могут быть» приводит часть ученых к мысли, что допуск «вышеуказанных лиц в качестве представителей потерпевшего или гражданского истца ограничен усмотрением мирового судьи»(2).

По нашему мнению, такое толкование рассматриваемого словосочетания не вполне отвечает духу закона. Действительно, с одной стороны, удовлетворение заявленного соответствующего ходатайства потерпевшего (гражданского истца) не обязанность, а право мирового судьи. Однако, с другой стороны, построение ч. 1 ст. 45 УПК РФ указывает на наличие у потерпевшего (гражданского истца) права ходатайствовать перед мировым судьей о допуске не только адвоката, но и лица, не являющегося адвокатом, не подлежащего отводу, в качестве его представителя. Это право у него имеется и в том случае, когда у потерпевшего (гражданского истца) еще нет представителя.

А вот вопрос о том, есть ли такое право у потерпевшего (гражданского истца), когда он уже имеет представителя-адвоката, остается спорным. Если у потерпевшего (гражданского истца) есть право иметь лишь одного представителя, то наличие у него представителя-адвоката есть фактическое основание появления у мирового судьи возможности неудовлетворения заявленного потерпевшим (гражданским истцом) соответствующего ходатайства. Если встать на противоположную позицию, то в таком случае ходатайство потерпевшего (гражданского истца) о допуске в уголовный процесс еще одного представителя при отсутствии оснований отвода последнего подлежит удовлетворению.

В любом случае мировой судья обязан разрешить ходатайство потерпевшего (гражданского истца) о допуске в уголовный процесс его представителя. При отсутствии у мирового судьи фактических оснований отказа в удовлетворении заявленного ходатайства последний не имеет права не удовлетворить требование (просьбу) потерпевшего (гражданского истца).


(1) См.: По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и Региональной общественной организации «Объединение вкладчиков «МММ»» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-про цес суального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. № 446-О // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 3; и др.
(2) См.: Качалова О.В. Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. – М. : ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 103; и др.


Любое право кого-либо предполагает наличие с другой стороны обязанности иного субъекта правоотношения. Без обязанности нет права, нет правоотношения.

Если потерпевшему (гражданскому истцу) предоставлено право иметь не являющегося адвокатом представителя, по крайней мере по постановлению мирового судьи, то наличие такого права предполагает возложение на мирового судью, получившего соответствующее ходатайство, обязанности (при отсутствии оснований отвода представителя) удовлетворить таковое. Если мы согласны с указанными логическими посылками, то остается определиться в одном, есть ли у потерпевшего (гражданского истца) обеспеченная государственным принуждением возможность (право) по постановлению мирового судьи иметь указанного представителя или же нет? Если таковая наличествует, то и обязанность мирового судьи, в производстве которого находится уголовное дело, тоже, бесспорно, есть.

По постановлению мирового судьи представителем потерпевшего (гражданского истца) в уголовном процессе может выступать лишь то не являющееся адвокатом (для юридических лиц также – лицом, правомочным в соответствии с ГК РФ представлять его законные интересы) лицо, о допуске «которого» ходатайствует потерпевший (гражданский истец). В данном случае местоимение «которого» касается не только «иного лица», но и одного из близких родственников потерпевшего (гражданского истца). Отличное от предложенного толкование данного правила может привести к мысли о том, что близкий родственник допускается к участию в уголовном судопроизводстве в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца) без  предварительного поступления в адрес мирового судьи соответствующего ходатайства самого потерпевшего (гражданского истца).

В действительности же в УПК РФ отсутствует положение, позволяющее приглашать для участия в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца) неадвоката (для юридических лиц также – не лицо, правомочное в соответствии с ГК РФ представлять его законные интересы) без поступления соответствующего ходатайства от потерпевшего (гражданского истца).

Исключение из этого правила лишь правовой статус тех лиц, которые привлекаются в качестве представителей потерпевшего, являющегося несовершеннолетним или совершеннолетним, но по своему физическому и (или) психическому состоянию не имеющим возможности самостоятельно защищать свои права (законные интересы). При отсутствии родителя, усыновителя, опекуна, попечителя такого потерпевшего (представителя учреждения (организации), на попечении  которого он находится, органа опеки и попечительства) старший (совершеннолетний и  дееспособный) родной брат, старшая (совершеннолетняя и дееспособная) родная сестра, дедушка, бабушка несовершеннолетнего потерпевшего; супруг, супруга, совершеннолетний ребенок (усыновленный), родной (совершеннолетний и дееспособный) брат, родная (совершеннолетняя и дееспособная) сестра, дедушка, бабушка, совершеннолетний и дееспособный внук потерпевшего, который по своему физическому и (или) психическому состоянию лишен возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, согласно ч. 2 ст. 45 УПК РФ допускаются к участию в уголовном процессе в качестве представителей (законных  представителей) потерпевшего и без предварительного поступления от последнего соответствующего ходатайства(1).


(1) В дальнейшем для краткости об этой особенности наделения указанных лиц статусом  представителя потерпевшего (гражданского истца) в настоящей публикации будет умалчиваться. Но ее наличие следует предполагать.


И последнее, что следует отметить, – это то, что для допуска к участию в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца) адвоката, а когда потерпевшим (гражданским истцом) является юридическое лицо – также субъекта, правомочного в соответствии с ГК РФ представлять законные интересы юридического лица, ходатайства потерпевшего (гражданского истца) об указанном допуске следователю (дознавателю и др.), суду (судье) иметь необязательно.

И без такового в отношении указанных лиц может быть вынесено постановление (определение) о допуске для участия в уголовном деле представителя потерпевшего (гражданского истца).

Понятно, что без воли на то самого потерпевшего (гражданского истца) указанные лица не могут стать его представителями. Однако данная воля может быть отражена не в ходатайстве потерпевшего (гражданского истца), а в заключенном с адвокатом соглашении о том, что адвокат будет представлять его права (законные интересы) в уголовном процессе, либо в выданной должностному лицу предприятия (учреждения, организации) доверенности (акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления).

Осталось охарактеризовать понятие «представитель гражданского ответчика».

О таковом также идет речь в абз. 1 п. 11 Постановления. Под указанным «представителем» здесь понимается субъект уголовного процесса, наделенный аналогичными правами с представляемым им гражданским ответчиком, основной функцией которого является защита прав (законных интересов) представляемого им лица.

Исходя из общего подхода к процедуре вовлечения в уголовный процесс лиц, которые будут представителями тех или иных субъектов, представителем гражданского ответчика любое лицо становится после вынесения постановления следователя (дознавателя и др.), постановления (определения) суда (судьи) о допуске его для участия в уголовном процессе в искомом качестве. Но так ли обстоят дела с представителем гражданского ответчика?

По мнению А.С. Александрова, постановлением органа предварительного расследования, прокурора или мирового судьи оформляется решение о допуске в уголовное дело в качестве представителя лишь «лица, не являющегося адвокатом»(1).

Подразумевая то же самое, О.В. Качалова пишет, что «процессуальным документом,  подтверждающим полномочия адвоката по представительству интересов гражданского ответчика, является ордер юридической консультации»(2). А.В. Смирнов заключает, что «адвокат или руководитель (поверенный) юридического лица должны допускаться в процесс без принятия особого акта (постановления или определения) – достаточно приобщения к материалам дела ордера адвоката либо копии решения (выписки из протокола) о назначении руководителя юридического лица либо доверенности»(3).

Между тем прямо в законе «неравенство» лиц, которые могут быть допущены в качестве представителя, нигде не закреплено.


(1) См.: Александров А.С. Глава 6. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. – М. : Юрайт-Издат, 2004. – С. 182.
(2) См.: Качалова О.В. Статья 55. Представитель гражданского ответчика // Комментарий к Уголовно-про цессуаль ному кодексу Российской Федерации. Постатейный / под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М. : ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 126; и др.
(3) См.: Смирнов А.В. Глава 7. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Смирнова. — СПб. : Питер, 2003. – С. 183; и др.


Более того, согласно ч. 2 ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного и должностного положения, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. И это касается не только прав, обязанностей и ответственности участника уголовного процесса, но и процессуальной формы наделения (прекращения) его соответствующим правовым статусом.

Из того же конституционного положения, думается, следует и требование к самой процессуальной форме. Она должна быть для всех вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства в одном и том же качестве лиц одинакова. И не изменяться в зависимости от должностного положения лица, претендующего на наделение его определенным процессуальным статусом.

Поэтому правовой статус адвоката, допущенного в уголовный процесс в качестве представителя потерпевшего (гражданского истца), а по нашему мнению, и в качестве представителя  гражданского ответчика, не должен отличаться от правового положения любого иного лица, наделенного одноименным правовым положением.

Между тем мы понимаем, что отличающаяся от нашей позиция ученых проистекает из аналогии участия адвоката в уголовном процессе в качестве защитника. Уже поэтому мы не можем не признать за ней право на существование.

Итак, по нашему глубокому убеждению, представителем лицо становится после вынесения постановления (определения) о допуске его для участия в уголовном деле в соответствующем качестве.

Фактические основания принятия названного процессуального решения содержатся в представляемых кандидатом в представители документах, удостоверяющих возможность и необходимость допуска его в уголовный процесс в соответствующем качестве. Набор соответствующих документов аналогичен тем, что представляются кандидатом в представители потерпевшего. Нами он был уже рассмотрен, и поэтому повторяться нет необходимости.

Хотелось лишь еще раз обратить внимание правоприменителя на то обстоятельство, что, по мнению ряда ученых, «представители допускаются к участию в деле после подтверждения своих полномочий соответствующими документами»(1). Не наделяются соответствующим статусом, а допускаются. Допуск же таковых – это процессуальное решение, а процессуальные решения исходя из текста п. 23 и 25 ст. 5 УПК РФ должны оформляться соответствующим постановлением либо определением.

Именно эти лица и должны быть судьей извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Исходя из содержания абз. 2 п. 11 Постановления, а равно преамбулы Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 3 «О внесении изменений в некоторые  Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ предлагает использовать «СМС-сообщения» «в качестве дополнительных средств связи» «для извещения участников … уголовного судопроизводства о месте, дате и времени рассмотрения дела в суде»(2).

Данное требование, по нашему мнению, позволяет использовать любые средства электросвязи, обеспечивающие фиксирование отправки извещения и его вручение адресату, в целях извещения участников судопроизводства о месте, дате и времени судебного заседания.


(1) См.: Башкатов Л.Н. Глава 7. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты / Л.Н. Башкатов, Г.Н. Ветрова // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. И.Л. Петрухина. – М. : ООО «ТК Велби», 2002. – С. 108.
(2) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 3 «О внесении изменений в некоторые Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. – № 4.


Обязательной «фиксации» подлежит «факт отправки и доставки СМС-извещения адресату». Причем отправлением СМС-извещения является момент, когда оно покидает информационную систему, находящуюся под контролем составителя (суда, судьи) или стороны (секретаря судебного заседания, помощника судьи), которая отправила его от имени составителя, или, если СМС-извещение не покинуло информационную систему, находящуюся под контролем составителя или стороны, которая отправила его от имени составителя, – момент получения адресатом СМСизвещения.

Отправка СМС-извещения может производиться как с абонентского устройства, в том числе с мобильного телефона, так и посредством компьютера с использованием возможностей Интернета.

Доставка СМС-извещения адресату произведена в момент, когда создается возможность для его извлечения адресатом из абонентского устройства (обычно из мобильного телефона) по абонентскому номеру, указанному в расписке (документе, свидетельствующем о даче участником судопроизводства согласия на извещение его путем направления СМС-сообщения). Считается, что возможность извлечения СМС-извещения адресатом создается в тот момент, когда оно поступает на соответствующий абонентский номер.

Фиксацию факта отправки и доставки СМС-извещения рекомендуется осуществлять посредством использования возможностей того абонентского устройства (к примеру, мобильного телефона секретаря судебного заседания), с помощью которого осуществлены набор и отправка данного СМС-извещения. Именно поэтому, прежде чем выбрать абонентское устройство, посредством которого будет осуществлена отправка СМС-извещения, следует выяснить, имеется ли и действует ли в данном устройстве соответствующая функция, предусмотрена ли в нем  возможность вывода соответствующей информации непосредственно либо опосредованно (к примеру, путем предварительного копирования соответствующих данных на компьютер) на принтер.

Пленумом Верховного Суда РФ прямо предусмотрены основные требования к расписке, в которой суд должен фиксировать факт дачи участником судопроизводства согласия на извещение его посредством СМС-сообщения о месте, дате и времени судебного заседания.

Помимо указанных сведений о личности участника судопроизводства в расписке должна содержаться фраза примерно следующего содержания: «Согласен на извещение меня судом о месте, дате и времени начала судебного заседания путем направления на номер +7- (495)-222–11–33 СМС-сообщения». Именно так в расписке фиксируется факт дачи участником согласия на уведомление путем направления ему СМС-извещения.

Высший орган правосудия нашего государства требует в расписке указывать «номер мобильного телефона», на который «направляется» СМС-извещение. Мы бы рекомендовали в ней отражать абонентский номер – номер, однозначно определяющий (идентифицирующий) подключенную к сети подвижной связи абонентскую станцию (абонентское устройство) с установленной в ней SIM-картой, должен быть указан в расписке.

Причем необязательно, чтобы указанный в расписке абонентский номер был зарегистрирован на имя участника судопроизводства, который дал согласие на получение на этот номер СМС-извещения. Участник судопроизводства сам решает, на какой номер ему удобнее получить такое СМС-извещение. Это может быть абонентский номер супруга, родителя или другого члена семьи, а равно абонентский номер любого другого абонента.

Помимо указанных в комментируемом Постановлении реквизитов в расписке должна быть указана дата ее подписания участником судопроизводства и, конечно же, стоять подпись самого участника. Не помешало бы также в ней отразить, кому именно дана расписка, номер уголовного дела, по обвинению кого именно и по каким статьям (части, пункту) УК РФ.

Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».