Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2013 год | Статьи из номера N4 / 2013

Проблемы противодействия финансированию терроризма в России в 2012 г.

Паненков А.А.,
старший советник юстиции,
с. н. с. отдела проблем борьбы
с организованной преступностью,
терроризмом и экстремизмом
НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ

На встрече с офицерами, назначенными на высшие командные должности, 28 декабря 2012 г. Президент Российской Федерации В.В. Путин отметил, что «приоритетными направлениями работы правоохранительных органов и специальных служб, как и прежде, являются надежная защита прав и свобод граждан Российской Федерации, противодействие терроризму, экстремизму, преступности и коррупции… Нужно и дальше действовать системно и наступательно…»(1).

Одним из направлений оптимизации противодействия терроризму является борьба с его финансированием. За 2007–2012 гг. всего было предварительно расследовано 25 преступлений, связанных с финансированием акта терроризма либо террористической организации.

Согласно статистическим данным ГИАЦ МВД России и анализу прокуроров управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в 2012 г. в Российской Федерации зарегистрировано всего 58 преступлений, предусмотренных ст. 205.1 УК РФ (–4,9%) (Содействие террористической деятельности), из них только 9 – по фактам финансирования терроризма на общую сумму 7 млн 240 тыс. руб. (Республика Дагестан – 4, Карачаево-Черкесская Республика – 3, Чеченская Республика – 1, Томская область – 1).

Помимо того, зафиксировано 7 преступлений, связанных с финансированием незаконных вооруженных формирований, по ч. 1 ст. 208 УК РФ (Республика Дагестан – 3, Чеченская Республика – 4) на общую сумму 74 тыс. руб. В других регионах России такие преступления не выявлялись. Таким образом, борьба с финансированием терроризма остается актуальной как в России в целом, так и в отдельных ее субъектах.


(1) Встреча с офицерами, назначенными на высшие командные должности. 28 декабря 2012 г., 16:00 [Электронный ресурс]. URL: kremlin.ru/news/17237. 31.12.2012.


Анализ результатов противодействия финансированию терроризма (ФТ) в России свидетельствует о низкой эффективности проводимых мероприятий как субъектами ОРД, так и следственными подразделениями правоохранительных органов, о высокой латентности финансирования терроризма, что дает основания для продолжения научных исследований в 2013 г. совместно с прокуратурой КабардиноБалкарской Республики и Кабардино-Балкарским государственным университетом.

В 2012 г. отдел проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия экстремизму совместно с отделом проблем правовой статистики НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации завершил 3-й этап научных исследований по повышению эффективности противодействия терроризму и его финансированию в России (в 2012 г. всего обобщено 1710 анкет).

На 3-м этапе исследования наиболее распространенными в России внутренними источниками финансирования терроризма (не более 5 источников) респонденты из Чеченской Республики (267 анкет в 2012 г.), Республики Дагестан (299 анкет в 2012 г.), следователи Главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Москве (225 анкет в 2012 г.), прокуратуры Московской области (117 анкет в 2012 г.), аппарата прокуратуры г. Москвы (170 анкет в 2012 г.), прокуроры окружных, межрайонных и специализированных прокуратур г. Москвы (622 анкеты в 2012 г.), прокуроры Управления по надзору за исполнением законов о федеральной  безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры Российской Федерации (10 анкет в 2012 г.) назвали следующие в порядке убывания (ранжирование источников финансирования терроризма):
1) незаконный оборот оружия – 831 (49,9%);
2) деньги из-за рубежа от руководителей международных террористических организаций – 812 (48,7%)1;
3) незаконный оборот наркотиков – 809 (48,6%);
4) вымогательство денег у предпринимателей – 621 (37,3%);
5) добровольные взносы сторонников организованных преступных формирований – 481 (28,9%);
6) похищение человека – 430 (25,8%);
7) бандитизм – 378 (22,7%);
8) вымогательство денег у государственных служащих – 209 (12,5%);
9) заказные убийства – 178 (10,7%);
10) незаконный оборот углеводородов – 157 (9,4%);
11) алмазы – 64 (3,8%);
12) иное мнение экспертов – 77 (4,6%).

Результаты 3-го этапа исследования по проблемам БФТ в 2012 г. свидетельствовали о том, что в качестве источника финансирования терроризма экспертами не было указано золото, хотя практика свидетельствовала о том, что источником  финансирования организованной террористической деятельности могут выступать хищения промышленного золота.


(1) В связи со сложностью перемещения наличных денег через государственную границу Российской Федерации за рубежом закупаются быстрореализуемые товары, перемещаются через границу, реализуются на территории субъектов России, после чего деньги направляются лидерам организованных преступных формирований террористического характера.


Например, в 2011–2012 гг. Управлением ФСБ России по Магаданской области вскрыта и  пресечена деятельность семи преступных групп, занимавшихся хищениями драгметалла с  предприятий региона и организацией каналов поставки промышленного золота на Северный  Кавказ (Республика Ингушетия). Следственными подразделениями ФСБ России было возбуждено восемь уголовных дел, из незаконного оборота изъято свыше 55 кг промышленного золота на общую сумму не менее 80 млн руб. К реальному лишению свободы приговорены четыре фигуранта уголовных дел – участники организованных преступных групп(1).

Источники и каналы финансирования терроризма настолько разнообразны, что встречаются такие «экзотические», как организация финансирования незаконного вооруженного формирования (НВФ) из мест лишения свободы лицом, осужденным за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа. В 2012 г. Верховным судом Карачаево-Черкесии к 8 годам 6 месяцам был осужден В. Абдуллаев, который профинансировал (ч. 1 ст. 205.1 УК РФ) в сумме 5 тыс. долл. США переводом Western Union через свою гражданскую жену в Республике Азербайджан (давал указания по сотовому телефону из колонии) создание на территории  Карачаево-Черкесской Республики НВФ и приобретение оружия, основной целью которого были посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов (ст. 317 УК РФ). Суд признал его виновным в финансировании НВФ и назначил наказание в виде пяти лет лишения свободы без штрафа. С учетом «неотбытой» части наказания по предыдущему приговору 2005 г. Абдуллаеву назначено наказание в виде восьми лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В Конституции Российской Федерации нет упоминания слов «терроризм», «финансирование терроризма», «противодействие терроризму», термин «преступность» упоминается только один раз, а термин «борьба» – два раза. В соответствии с ч. 1 п. «е» ст. 114 Конституции Российской Федерации Правительство Российской Федерации осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью(2). Поэтому словосочетания «борьба с преступностью» и «борьба с терроризмом», «борьба с финансированием терроризма» имеют конституционную основу и право на существование наряду с выражением «противодействие терроризму».

Государством принимаются меры по совершенствованию законодательства по борьбе с финансированием терроризма. Согласно Указу Президента в июне 2012 г. создан Национальный центр оценки рисков отмывания денег и финансирования терроризма, и раз в год  Росфинмониторинг обязан представлять доклад Президенту страны о состоянии дел. По словам руководителя Росфинмониторинга Ю. Чиханчина, «сегодня наши эксперты совместно с международными организациями, в том числе Всемирным банком, прорабатывают методологии внедрения новых международных стандартов в российское законодательство. Важно, чтобы наши действия были синхронизированы с частным сектором.


(1) Золото Колымы для Кавказа. 16 ноября 2012 г. 11:58. [Электронный ресурс]. URL: interfax.ru/ print.asp?sec=1448&id=276197. 17.10.2012.
(2) Статья 72 Конституции Российской Федерации. 1. В совместном ведении Российской  Федерации и субъектов Российской Федерации находятся: з) осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий.


Сегодня в каждом банке, в страховой компании есть способы выявления и управления рисками отмывания преступных доходов и финансирования терроризма, и по физическим, и по юридическим лицам, и по видам операций. Поэтому надо использовать единые подходы по внедрению обновленных стандартов ФАТФ…»(1).

Выводы и предложения:
1. Финансирование организованной террористической деятельности в России имеет свои территориальные особенности. Например, в Чеченской Республике на первом месте при ранжировании финансирования терроризма стоят «деньги из-за рубежа от руководителей международных террористических организаций», в Республике Ингушетия (2011 г.), в Республике Дагестан (2012 г.) – «вымогательство денег у предпринимателей». Борьба с выявлением и перекрытием источников финансирования терроризма в каждом субъекте России должна идти с учетом территориальных особенностей каждого субъекта Российской Федерации, на основе анкетирования и интервьюирования сотрудников правоохранительных органов и спецслужб региона, изучения структуры преступности, сложившейся практики применения законодательства.

В ходе интервьюирования одного из жителей г. Махачкалы Республики Дагестан в конце января 2013 г. последний пояснил, что «большинство местных предпринимателей, опасаясь за свою и близких жизнь, платят деньги участникам организованных преступных формирований террористического характера, а тот, кто не платит, бесследно исчезает…».

2. С учетом трех этапов проведенного исследования (2010–2012 гг.), изученных материалов уголовных дел, дел оперативного учета можно предложить следующий алгоритм противодействия финансированию терроризма, например, в Республике Ингушетия, где эксперты из числа сотрудников республиканской и военной прокуратуры, МВД Республики Ингушетия и Управления ФСБ России по Республике Ингушетия, Пограничного управления ФСБ России по Республике Ингушетия определили ранжирование источников финансирования терроризма в следующей последовательности (за основу взято ранжирование источников финансирования  терроризма территориальной и военной прокуратур Республики Ингушетия):
1) вымогательство денег у предпринимателей (рэкет) –138 (60,0%);
2) незаконный оборот оружия – 116 (50,4%);
3) деньги из-за рубежа от руководителей международных террористических организаций – 107 (46,5%);
4) незаконный оборот наркотиков – 97 (42,2%);
5) похищение человека – 81 (35,2%);
6) бандитизм – 77 (33,5%);
7) добровольные взносы сторонников организованных преступных формирований – 61 (26,5%);
8) вымогательство денег у государственных служащих – 55 (23,9%);
9) заказные убийства – 40 (17,4%);
10) незаконный оборот углеводородов – 33 (14,3%);
11) алмазы – 12 (5,2%);
12) иное мнение высказали – 8 (3,5%).


(1) Татьяна Зыкова. Глубокая заморозка. Глава финразведки Юрий Чиханчин – о том, как поставить заслон финансированию терроризма. 14.11.2012, 00:50 «Российская газета» – Федеральный выпуск № 5935 (262) [Электронный ресурс]. URL: rg.ru/2012/11/14/chihanchin.html. 02.12.2012.


Учитывая изложенное, по категориям уголовных дел, приведенным выше (1–11), составленным экспертами по результатам научных исследований 2010–2012 гг., в соответствии с территориальными особенностями преступности и ранжированием источников финансирования терроризма, сотрудникам правоохранительных органов и спецслужб Республики Ингушетия необходимо в первую очередь выявлять и пресекать источники и каналы финансирования организованной террористической деятельности по преступлениям террористической направленности, что целесообразно закрепить в совместных приказах (распоряжениях).

Представляется целесообразным издать совместный приказ (распоряжение) территориальной и военной прокуратуры, МВД, Управления ФСБ, Управления ФСКН, Следственного управления Следственного комитета России по Республике

Ингушетия именно по оптимизации противодействия финансированию терроризма. Совместные приказы (распоряжения) могут быть изданы не только в пределах одного субъекта, но и по федеральным округам Российской Федерации.

3. Организованная экономическая преступность в Республике Ингушетия остается на высоком уровне, в то время как в РФ – снижается (удельный вес в структуре преступности в 2011 г. – 22,1%, РФ – 8,4%, в 2012 г. – соответственно 22,1 и 7,5%).

Она представляет большую общественную опасность и является одним из внутренних источников финансирования организованной террористической деятельности, несмотря на то что уровень преступности в расчете на 100 тыс. населения в Республике Ингушетия являлся одним из самых низких в России – 490,9%(1).

В 2012 г. в ходе интервьюирования одного из прокуроров Республики Ингушетия (представителя титульной нации) последний пояснил так: «…НВФ сейчас на самоокупаемости. 1-я и 2-я военные кампании различаются. Если народ поддерживал тех, кто воевал в 1-ю чеченскую кампанию, во 2-ю – народ понял, что главные – арабы, наемники, и не поддержал их. 1-я чеченская кампания была бессмысленная, виноваты Ельцин и Дудаев. Ельцин, Грачев умышленно оставили оружие. Первая война – коммерческая. Половина НВФ идейно заблуждаются, им говорят – воюй за веру. В Чеченской Республике сильна идеологическая контрпропаганда. Финансируют из-за границы янки и англичане НВФ. Весной, летом активизируется террористическая деятельность. Большая часть НВФ перешли на самоокупаемость.

Многие чиновники были обложены данью… Чиновники и предприниматели боятся сообщать о вымогательстве денег в правоохранительные органы, так как нет защиты… В НВФ хорошо работает разведка: они знают наши машины и номера. Я уже 3–4 раза был в списках НВФ на ликвидацию… У террористов нет такой градации: НВФ РИ, НВФ ЧР, есть виллайяты РИ, ЧР, внутри «джамааты». НВФ есть по селам, городам. Они все подчинены «Имарату Кавказ» Д. Умарова…»

4. В 2012 г., несмотря на динамику снижения, число посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих в России, в том числе в ходе боестолкновений и проведения спецопераций, достигло 438 (АППГ – 479), в результате чего погибло 211 сотрудников (165), получили ранения 405 (444).

Важно понимать, что выявление и перекрытие источников и каналов финансирования терроризма для лидеров и активных участников организованных преступных формирований (ОПФ) террористической направленности являются профилактическим мероприятием не только по преступлениям террористического характера, но и по другим тяжким и особо тяжким преступлениям, включая посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего (ст. 317 УК РФ).


(1) Коэффициент преступности по Республике Ингушетия в 2011 г. составлял 490,9%, т. е. число преступлений на 100 000 населения в возрасте 14 лет и старше. Коэффициент рассчитывается на численность населения на 1 января отчетного года. Для сравнения: в Чеченской Республике – 476,3%, в Республике Дагестан – 587,5% Преступность и правонарушения (2007–2011) // Статистический сборник. – М., 2012. – С. 16.


5. Важно продолжать и развивать сотрудничество в рамках СНГ по апробированию новых элементов межгосударственного межведомственного взаимодействия, затрагивающих вопросы оперативного обмена информацией с использованием информационных систем коллективного пользования, потенциала финансовых разведок для выявления каналов финансирования террористов(1).

Предложения по оптимизации противодействия терроризму и его финансированию.

1. В соответствии с п. 1.1 приказа от 16 января 2012 г. № 7 «Об организации работы органов прокуратуры Российской Федерации по противодействию преступности» прокуроры должны «практиковать использование результатов криминологических и других исследований с целью внесения коррективов в формы и методы надзора, а также координационной деятельности по борьбе с преступностью».

На 3-м этапе исследования в 2012 г. по проблемам противодействия финансирования терроризму 1329, или 78,8%, экспертов пришли к выводу о том, что необходимо по всем преступлениям террористического характера выделять материалы из уголовного дела для дополнительной проверки эпизодов финансирования терроризма в целях установления источников и каналов финансирования организованной террористической деятельности (по аналогии со сбытом наркотиков).

Учитывая изложенное, по результатам научного исследования целесообразно внести изменения и дополнения в п. 1.8 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 22 октября 2009 г. № 339 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о  противодействии терроризму» следующего содержания: «В ходе расследования преступлений террористического характера требовать от органов предварительного следствия принятия предусмотренных законом мер по установлению лиц, причастных к совершению преступлений, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших их совершению, использования всех возможностей для установления источников и каналов финансирования преступной деятельности и пресечения их использования для совершения других преступлений.

По всем преступлениям террористического характера в случае неустановления источников и каналов финансирования выделять материалы из уголовного дела для дополнительной проверки в целях безусловного установления источников и каналов финансирования организованной террористической деятельности…»

2. В процессе следствия и при утверждении обвинительного заключения прокуроры должны выяснять вопрос о том, насколько следственными органами были приняты достаточные меры к установлению денежных потоков по указанным категориям уголовных дел (ранжирование источников финансирования терроризма в субъекте 1–12), где они аккумулировались, оставались ли на территории республики, округа или переправлялись через границу и каким образом, по каким каналам могли оказаться или оказались у участников организованных преступных  формирований (ОПФ) террористической направленности, выделены ли материалы по факту финансирования терроризма в отдельное производство, зарегистрированы ли эти материалы в установленном порядке, какой номер присвоен и каковы результаты доследственной проверки этих материалов.


(1) 4 сентября 2012 г. Антитеррористический центр государств – участников СНГ провел  совместную командноштабную тренировку с непосредственным участием специалистов АТЦ СНГ, МНБ Азербайджанской Республики, КНБ Республики Казахстан, ФСБ России, СБ Украины, а также Координационной службы Совета командующих пограничными войсками, Секретариата Совета министров обороны, Совета руководителей миграционных органов, Регионального узла связи по правоохранительной работе Всемирной таможенной организации по странам СНГ«RILO-Москва», экспертов Росфинмониторинга, Минобороны и Минэнерго России  [Электронный ресурс]. URL: nak.fsb.ru/. 18.09.2012.


3. Материалы уголовных дел, результаты научных исследований, анализ дел оперативного учета свидетельствуют о том, что в субъектах СКФО и других субъектах действуют организованные преступные формирования (ОПФ) террористического характера, имеющие иерархо-сетевой характер, например международная террористическая организация «Кавказский эмират» Д. Умарова, и поэтому квалификация преступных действий ее участников должна быть не только по ст. 208 УК РФ, но и по ст. 205, 209, 210 УК РФ. Таким образом, сотрудники правоохранительных органов и спецслужб должны бороться с высокоорганизованными формами террористической деятельности.

4. Успешное противодействие терроризму и его финансированию невозможно без оптимизации оперативно-розыскной деятельности. В этих целях необходимо получить доступ, изучить и проанализировать в НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации практику прокурорского надзора по противодействию терроризму и его финансированию, за исполнением законодательства об оперативно-розыскной деятельности следующих подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации:
1) Главной военной прокуратуры;
2) Управлений и Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах России;
3) Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства и по  обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами;
4) Управления по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельностью;
5) Управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности,  межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму;
6) Главного управления по надзору за следствием (п. 3 приказа Генерального прокурора от 19.01.2010 № 11 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»), а также ознакомиться с утвержденным 11 декабря 2012 г. на совместном заседании Национального антитеррористического комитета и Федерального оперативного штаба Межведомственным комплексным планом дополнительных мероприятий по противодействию финансированию терроризма и экстремизма на 2013–2015 гг.,  представленным Росфинмониторингом(1).


(1) [Электронный ресурс]. URL: nac.gov.ru/nakmessage/2012/12/11/11-dekabrya-2012-goda-v-moskveprovedenosovmestnoe-zasedanie-natsionalnogo-an.html. 02.02.2013.


5. В 2012 г. в ходе 3-го этапа научного исследования 1296, или 77,2%, экспертов признали необходимость подготовки и издания наряду с открытым закрытого (секретного) варианта Методических рекомендаций по организации прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие по выявлению и расследованию преступлений, связанных с финансированием терроризма, включающих обобщенные результаты ОРД, разведывательной и  контрразведывательной деятельности, установленные каналы и источники финансирования, сведения о финансировании зарубежными террористическими организациями террористической деятельности в России (табл. 1).

Анализ табл. 1 свидетельствует о том, что 87,5% прокуроров Управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 84,3% прокуроров Московской области, 87,5% прокуроров прокуратуры Республики Дагестан, 65,3% прокуроров Республики Чечня пришли к выводу о том, что необходимы подготовка и издание наряду с открытым секретного варианта Методических рекомендаций по организации прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, по выявлению и расследованию преступлений, связанных с финансированием терроризма, включающих обобщенные результаты ОРД, разведывательной и контрразведывательной деятельности, установленные каналы и источники финансирования, сведения о финансировании зарубежными террористическими организациями.

В целях оптимизации противодействия финансированию терроризма как высоколатентного преступления представляется целесообразным подготовить в НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации секретный вариант методических рекомендаций по противодействию финансированию терроризма.

6. Прокурорам следует знать приказ руководителя Следственного комитета Российской Федерации, которым заместителям Председателя Следственного комитета Российской Федерации, руководителям подразделений центрального аппарата СК России, руководителям главных следственных управлений и следственных управлений СК России по субъектам Российской Федерации и приравненных к ним специализированных (в том числе военных) следственных управлений и следственных отделов СК России, руководителям межрайонных следственных отделов, следственных отделов и следственных отделений СК России по районам, городам и приравненных к ним, включая специализированные (в том числе военные), следственных подразделений СК России, а также их заместителям (далее – руководители следственных органов) в пределах установленных полномочий при решении задач в сфере уголовного судопроизводства предписано сконцентрировать усилия на раскрытии каждого преступления, полном, всестороннем и объективном его расследовании, выявлении и устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления(1).

В соответствии с п. 1.19 приказа № 2 следователи и руководители следственных подразделений обязаны: «Принимать необходимые меры к установлению, розыску и аресту имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и конфискации имущества. При даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об аресте имущества, находящегося у других лиц, проверять наличие данных, свидетельствующих о том, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовано или предназначено для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованных групп, незаконных вооруженных формирований, преступных сообществ (преступных организаций), банд (наше предложение дополнить п. 1.19 приказа термином «банда», ибо «джамааты» чаще всего действуют в виде банд). Обеспечивать контроль за арестованным имуществом, переданным на хранение собственнику или его владельцу либо иному лицу. В случае незаконного отчуждения либо утраты переданного на хранение имущества решать вопрос об ответственности лиц, предупрежденных об ответственности за хранение этого имущества»(2).

Основными направлениями и проблемами противодействия терроризму и его финансированию на Северном Кавказе и в целом в России в 2013 г. останутся:
1) выявление и пресечение внешних и внутренних источников финансирования терроризма;
2) выявление и пресечение внешних и внутренних каналов финансирования терроризма;
3) сложности выявления нелицензированных исламских учреждений (мечетей, медресе), проповедующих радикальные идеи исламизма и сепаратизма на Северном Кавказе, как одного из латентных источников финансирования терроризма;


(1) Приказ от 15 января 2011 г. № 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации». П. 1.
(2) Там же. П. 1.19.


4) проблемы выявления и склонения к сотрудничеству с оперативными и следственными подразделениями правоохранительных органов бизнесменов, спонсирующих терроризм под страхом убийства близких родственников на Северном Кавказе и в других регионах России участниками ОПФ террористической направленности, и перекрытия этих внутренних источников и каналов финансирования организованной террористической деятельности, так как высока латентность вымогательства денег лидерами и активными участниками ОПФ у бизнесменов и государственных служащих.

Президент Российской криминологической ассоциации, д. ю. н., профессор А.И. Долгова обоснованно отметила в 2013 г., что в настоящее время «при сохраняющейся высокой латентности преступности утрачивались прежние возможности специалистов в определении ее механизмов и масштабов…»(1). В связи со сложностью выявления и расследования указанных преступлений в России в структуре Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации целесообразно создание сектора по противодействию терроризму и его финансированию (СПТиФ).

Оптимизации противодействия финансированию терроризма будет содействовать совершенствование уголовного законодательства. Финансирование терроризма и его организованных форм следует выделить в самостоятельную статью Уголовного кодекса Российской Федерации.

Преступления террористического характера являются сегментом организованной преступности, существование которой уже признают все ученые и практики. Представляется целесообразным принятие ФЗ «О борьбе с организованной преступностью», разработанного в НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации рабочей группой под руководством д. ю. н., профессора А.И. Долговой.

Только при системной деятельности правоохранительных органов и спецслужб России по нейтрализации лидеров, непримиримых и активных участников ОПФ на всей территории СКФО и других регионов России, эмиссаров международных террористических организаций и наемников, разрушении террористической инфраструктуры, ликвидации международной террористической организации «Кавказский эмират» Д. Умарова, одновременном финансировании региональных программ по борьбе с терроризмом и активной помощи руководителей субъектов России,  улучшении социально-экономического положения жителей дотационных республик СКФО, снижении безработицы, воздействия на потребностно-мотивационную сферу проживающих там граждан, особенно молодежи, изменении их ценностных ориентаций, активной контрпропаганде в СМИ и в Интернете идей радикального ислама и создания «Великого арабского халифата» на территории России, постоянном расширении международного сотрудничества по борьбе с терроризмом и его финансированием возможно реальное предотвращение резонансных террористических актов в России, снижение террористической опасности и террористических  угроз до социально приемлемого уровня.


(1) Резюме. 23 января 2013 г. в Правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «Здоровье нации и национальная безопасность: криминологические и правовые проблемы». В ее работе приняли участие около 200 научных и практических работников более чем из 30 субъектов Федерации, представители всех правоохранительных органов. [Электронный ресурс]. URL: crimas.ru/?page_id=1899. 01.02.2013.


Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».